` Отношение Православия к алкоголю :: Трезвая Украина

Официальный сайт движения

Отношение Православия к алкоголю

Вступление

Человек, который потребляет алкоголь, табак или другие наркотики, в глубине души понимает, что он — человек порочный. И как всякий порочный человек, он ищет оправдание своему пороку. Как выяснилось, многие привыкли искать оправдание своим пагубным привычкам в Православной вере: «Как это — не пить? Иисус Христос воду в вино превратил? Значит — наливай да пей! В церкви вином причащают? Значит — наливай да пей!..» — вот типичные аргументы, которые не только в точности не соответствуют действительности, но и подрывают авторитет Церкви, являются основами возникновения программ употребления спиртного и приводят к нравственному разложению каждой отдельно взятой личности и всего общества в целом.

Православная Церковь поддерживает движение за народную трезвость, которое разворачивается на землях Святой Руси. Об этом свидетельствует благословение, полученное Владимиром Георгиевичем Ждановым во время его визита в Святопантелеймонов монастырь (Православная монашеская республика Афон, Греция).

Православие всегда категорически выступало против пьянства. Однако в последнее время довольно распространённым стало мнение, будто бы Церковь поощряет «культурное», «умеренное» употребление алкоголя. На самом деле это не так, поскольку священники, а в особенности — святые отцы Церкви, всегда старались полностью освободить от греховного влечения к вину своих духовных чад. Для христианина трезвость всегда была и остаётся неотъемлемой чертой характера, которая передаётся из поколения в поколение.

Сегодня мы не видим, к сожалению, чтобы чада Православной Церкви — за редким исключением — являли собой образец трезвой жизни. Только некоторые архиереи и священники занимают однозначно и твёрдо трезвую позицию, положив для себя законом полное воздержание от спиртных «напитков», призывая не только словом, но и личным примером своих прихожан к трезвой жизни. Тем не менее, каждый, у кого есть искреннее желание докопаться до истины в этом вопросе, имеет возможность убедиться лично: Священное Придание предписывает воздерживаться от любого употребления алкоголя.

Кажущиеся противоречия в тексте Библии

...А как же строки из Библии, где прямо говорится, что вино — Божий дар? Как же известные слова апостола Павла, обращенные к Тимофею, где апостол прямо советует пить вино «ради пользы для желудка»? Наконец, как быть с неотразимым аргументом защитников вина: первое чудо, совершённое Иисусом Христом — превращение воды в вино? Что может быть авторитетнее для христианина, чем свидетельство Самого Иисуса Христа? И в то же время любой здравомыслящий православный мирянин видит массу примеров того, как от вина страдают люди. Как примирить непреодолимое противоречие положений теории, освящённых высочайшими авторитетами, с ежедневной практикой, свидетельствующей об обратном?

Теперь у нас есть доказательства того, что вино древности и нынешнее вино — совсем не одно и то же. Американский исследователь Библии Самуэль Баккиоки пишет, что четыре родственных слова: vine в английском, vinum — в латинском, oinos — в греческом и уауin — в еврейском языках исторически употреблялись для обозначения виноградного сока, в том числе броженного или перебродившего. В ссылках на вино в положительном смысле говорится о неперебродившем, неалкогольном виноградном соке, в то время как в ссылках с отрицательным оттенком сказано о броженом, алкогольном вине [8].

Священное Писание однозначно предписывает воздерживаться от любого употребления алкоголя. В древности одним словом «вино» — обозначали и свежий виноградный сок, и перебродивший, алкогольный. Отсюда все кажущиеся противоречия в тексте Библии. Таким образом, в очередной раз подтверждается непоколебимая истина: зло не в чрезмерном употреблении вина, а само по себе вино — зло.

Теперь становится понятным, почему в Библейских рассказах матери безбоязненно поят младенцев вином: на самом деле они поят их виноградным соком. Не вызывает недоумения и поучения апостолов, призывающих пить вино ради пользы для желудка. Исчезает противоречие, будто бы то пророки осуждают вино, то восхваляют.

Бог предусмотрел для нас калорийную, питательную еду и восхитительный сладкий напиток — виноградный сок. Проблема заключается в том, что благотворный Божий дар, виноградный сок, был извращён людьми: ему позволено было бродить. И сегодня результат налицо — миллионы людей, включая многих христиан, не ищут естественного наслаждения в принятии благотворных фруктовых соков, подобных виноградному, но жаждут временного возбуждения, принимая внутрь вино и другие алкогольные изделия. Влияние их — кратковременное снятие напряжения путём притупления чувств и, как следствие, — уменьшение способности сознательно наслаждаться Божьими дарами — натуральными продуктами.

Мог ли Бог законным образом рекомендовать умеренное употребление алкоголя, зная его вредное влияние? ведь умеренность лишь уменьшает, но не устраняет болезненные последствия принятия алкоголя. Это же касается и употребления табака. Выкуривание половины пачки вместо двух пачек сигарет лишь уменьшает, но не устраняет вред табака. Абсурдно и весьма опасно воображать, что Бог может одобрять и поощрять «умеренное» употребление алкоголя, который отравляет наш организм, независимо от количества потребления.

Некоторые доказывают, что Соломон предостерегает против пьянства, допуская умеренное потребление алкоголя (Притч. 23:33-35). Однако Соломон разрешает проблему неумеренного пьянства, призывая не к умеренности, но к полному воздержанию. Почему? Потому что источник всякого нечестия и страданий, приносимых опьяняющим вином или другими алкогольными изделиями, заключается не в злоупотреблении, но в самой их природе: они способны причинить боль, подобно укусу змеи и жалу аспида (см. Притч. 23:32).

Когда мы примем библейское учение о том, что алкоголь бесчестит нас, мы перестанем доказывать, что хорошо просто не злоупотреблять им. Соломон осознал главную истину — проблема алкоголя не просто в злоупотреблении им, но в нём самом. Природа опьяняющего вина и другого алкоголя заключается в том, чтобы обмануть и нанести вред личности, следовательно, мы не должны ни желать, ни пить его. Можно неправильно употреблять доброе, но плохое непременно повредит. Потому единственно безопасный курс — воздерживаться от всего, что опьяняет.

Причины, представленные Петром и Павлом для того, чтобы в жизни быть воздержанным и благочестивым, не просто медицинские, но эсхатологические. Здоровая и святая жизнь рекомендована в Священном Писании не просто ради личного здоровья и блага, но главным образом из-за Божьего намерения пребывать в наших телах во время нынешней жизни (1 Кор. 3:16,17; 6:13) и общаться с нами в жизни грядущей. Чтобы приготовиться жить в присутствии Христа после его второго пришествия, нужно научиться жить чистой и благочестивой жизнью уже теперь. Это основная причина, указанная Павлом в Послании к Титу, в призывах, обращённых не только к епископам, но и ко всем группам людей: лицам преклонного возраста, молодёжи и даже рабам — жить трезвой и благочестивой жизнью.

И хотя современное общество достигло успеха в упразднении рабства, многие из нас в наши дни стали рабами алкоголя. Рабство однозначно воспринималось как расовая дискриминация, как моральное и общественное зло, с которым надо бороться и устранить его. Что касается алкоголя, то, за исключением кратких периодов действия сухого закона, большинство воспринимает его как возлюбленного врага, которого надо просто ограничивать, но не уничтожать. Эта точка зрения, как мы уже видели, поддерживалась мнением о том, будто бы Библия одобряет умеренное потребление алкоголя.

Отсутствие ясного морального убеждения, что употребление алкоголя является грехом из-за способности опьянять тело, независимо от принятого количества, побуждает многих христиан во всём мире сквозь пальцы смотреть на то, что многие церкви, школы, средства массовой информации и правительства учат людей скорее умеренному употреблению алкоголя, чем воздержанию от него.

В то время как православные люди рассматривают пьянство как полную безнравственность, или, по крайней мере, как моральную слабость, другие воспринимают распитие алкоголя как признак свободы или как традиционное средство общения между людьми. Конфликт между этими двумя взглядами может поставить в тупик политические решения, оставляя предупредительные инициативы парализованными...

Последствия этого очевидны: миллионы людей, будучи вначале умеренными потребителями алкоголя, стали пьяницами, принося огромный ущерб и себе, и обществу. Причина этих трагических результатов проста: алкоголь является наркотиком, который не только опьяняет, но также вызывает привыкание. Для некоторых людей хватает всего лишь небольшого количества спиртного, чтобы стать постоянно зависимым. Поэтому стоит всегда помнить библейское предостережение: «Не смотри на вино» (Притч. 23:31)

Десять горьких гроздьев пьянства

Знаменитый среди древних эллинов мудрец Анахарсис говорил, что виноградная лоза приносит три грозди: первая гроздь услаждения, вторая — упоения, а третья — печали. Философ это толковал так: умеренное употребление вина, будто бы, служит человеку для здоровья и в удовольствие (веселит); и лишь излишие вина порождает ссоры, разжигает гнев, учиняет побои и даёт поблажку всякому насилию, вызывает немало скорбей.

Но если мы вслед за митрополитом Ростовским Димитрием [4] старательно проанализируем, в чем бесовская сила пьянства, и согласимся назвать пьянство виноградной лозой, то найдём на ней не три грозди, которые морально разрушают человека и приносят ей печаль, а намного больше — именно десять.

Первая гроздь пьянства — это помрачение ума, потеря здравого смысла — способности правильно оценить и понять окружающее, так как от желудка, переполненного вином, алкогольные испарения поднимаются в голову, действуют на мозг. Поэтому многие в состоянии опьянения не помнят себя, сами не знают, что делают и что говорят, как будто сумасшедшие; и какое бы не случилось с ними зло, позорные поступки, побои, на завтра они ничего не помнят. Над такими исполняется написанное в Притчах: «Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же...» (Притч. 23:35).

Второй гроздью является безстыдство: пьяный никого не устыдится, потеряв совесть, речь его пересыпана похабными, мерзкими, бессмысленными словами, которые обижают людей добродетельных; речь его бывает подобной стойбищу скота, наполненного смрадом нечистот, а язык — лопате, которая раскидывает эти нечистоты... Не есть ли сердце такого человека вместилищем всякого зла, из которого только и может выйти зло, по слову Евангелия: «Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его» (Лк. 6:45).

Третья гроздь от лозы пьянства есть несоблюдение тайны. Пьяный откровенно рассказывает всем и каждому обо все тайнах, своих и чужих, которые заботливо сохранял в глубине своей души, молчал. когда был трезв. Пьяный припоминает и то, что давно уже прошло и пришло в забвение, и как мертвеца воскрешает из гроба. И как легко пьяному изрыгать пищу из желудка, так же просто рассказать всем о своих и чужих тайнах; и пища, и тайны — в пьяном не держатся.

Четвертая гроздь содомской лозы пьянства есть половое возбуждение, блуд, от чего и предостерегает Апостол: «И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство» (Еф. 5:18).

Пятая гроздь, полная яда змеиного, есть злость, гнев, вражда, ссора, бранные слова и кровопролития. Упившись вином, люди бросаются яростно друг на друга. Вот почему и говорится с укором: «У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином...» (Притч. 23:29-30).

Шестая злостная, желчная гроздь из лозы пьянства есть повреждение здоровья, телесное изнеможение, дрожание рук, головная боль, ослабление зрения, болезни желудка, стоны, немощь, преждевременная старость, преуменьшение лет жизни и несчастливая смерть.

Седьмая гроздь — растрата имущества, потеря материального благосостояния, лишение выгод. «Рабочий, склонный к пьянству, не обагатиться» (Сир. 19:1). Как многие люди, которые из-за пьянства потеряли большое богатство и крайне обеднели! Пример этому — блудный сын из Евангельской притчи.

Восьмая горькая гроздь — утрата спасения. Как материальное богатство, так и духовные сокровища растранжириваются от пьянства, так как пьяный дерзко впадает во всякий грех. Того греха, которым трезвый человек гнушается, боится его совершить или стыдится, того самого греха не стыдится делать, не боится, не гнушается им человек пьяный. Есть повесть в книге «Отечник» (или «Патерик») об одном египетском пустыннике, которому бес обещал, что не будет более беспокоить его соблазнами, если он хоть раз совершит какой-либо из трех грехов, и предложил на выбор: убийство, блуд и пьянство. «Один из них соверши — умолял бес, — или человека убей, или поблуди, или упейся один раз, и будешь после этого жить в миру, я уже не буду соблазнять тебя никакими соблазнами». И размышлял сам с собой пустынник тот: «Человека убить страшно, так как это — большое зло, и за него грозит смертное наказание и на суде Божьем, и на человеческом суде. Блудить — стыдно, да и жаль осквернять сохранённую до сих пор чистоту телесную; гадко оскверниться человеку, когда он еще не познал этой скверны. А напиться один раз, кажется, небольшой грех — ведь человек, выспавшись, становится трезвым. Пойду — напьюсь, чтобы бес не надоедал мне больше и спокойно буду жить в пустыне». Взял он свое рукоделие, пошёл в город, продал его, вошёл в кабак и стал пить, и напился; по подстрекательству сатаны пришлось ему разговаривать с одной бесстыдной женщиной, и он прельстился и согрешил с ней... Вдруг пришёл муж этой женщины и, застав пустынника в грехе с ней, стал бить его, а тот, в свою очередь, сцепился с ним, победил его и убил... И совершил пустынник тот все три греха: блуд и убийство, а начал с пьянства! И те грехи, которых боялся и гнушался трезвым, — теперь без страха совершил их, будучи пьяный, и погубил многолетние труды свои... Так соблазнённый пьянством дерзко соглашается на все грехи, и, лишая себя спасения, губит добродетели. Хорошо об этом сказал Святитель Златоуст: «Если в ком пьянство проявит и целомудрие, и стыдливость, и благоразумие, и кроткий характер и мудрое смирение — оно всё скинет в бездну преступления против закона!». А человек, который из-за пьянства лишит себя всех добродетелей, разве не лишает себя спасения и не отчуждает себя от Небесного наследства? Справедливо говорит Апостол: «Пьяницы Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:10).

Девятая желчная гроздь — гнев Божий: пьяница, пренебрегая заповедями Божьими, выливает на себя гнев Самого Бога через свои грехи. Вот почему пророк Исаия говорит: «Горе тем, которые с раннего утра ищут сикеры и до позднего вечера разгорячают себя вином» (Ис. 5:11).

Десятый, самый горький плод пьянства есть окончательная погибель души. Другие грешники, когда настанет их смертный час, смогут раскаиваться и жалеть, что совершили грехи свои, так как они оценивают совершённое ими трезво; как же может покаяться умирающий пьяница, когда он не помнит себя, когда он не сознает, что наступает его смерть, которой он совсем не ожидал? А для умирающего без покаяния геенна неминуема. Вот какие моральные гроздья этого содомского винограда, т. е. пьянства; хотя на вкус они и кажутся сначала сладкими, но потом это «наслаждение» превращается в горечь желчи, в яд змеев и аспидов!

Главное лекарство для исцеления от пагубных привычек, питейной запрограммированности и даже алкоголизма — наша совесть. Это лекарство дано каждому от Бога. Тому, кто хочет избавиться от этих пороков, следует учиться жить и действовать по совести. Пристрастие к спиртным «напиткам» — это болезнь души, поэтому нужно лечить душу. В связи с этим Православие предлагает выбрать традиционную духовную ориентацию. Для обретения духовного здоровья важно не предаваться унынию и стремиться хранить мир души.

Наркотики и религия. Христианское отношение к проблеме

В названии этого раздела есть некая забавная ассоциация с известным слоганом нашего недавнего советского прошлого: «Религия — опиум для народа». Но изменилась ситуация, поменялись приоритеты, пришло время переоценки исторических уроков — и сегодня православного священника приглашают в качестве эксперта по данной проблеме — проблеме массового употребления алкоголя и прочих наркотиков.

Наверное, не стоит подробно рассматривать исторические ретроспективы употребления психоактивных веществ в тех или иных религиозных культах. В средние века известным примером не просто ритуализированного употребления, а средством котроля сознания адептов с помощью наркотических веществ стала секта ассасинов — беспощадных и хладнокровных убийц. В некоторых современных сатанинских и оккультных сектах практикуется ритуальное употребление галлюциногенов. Но, прежде чем мы перейдем к актуальным вопросам современности, стоит, наверное, сделать несколько замечаний общего характера. Отношение христианства к данной проблеме напрямую вытекает из библейских антропологических постулатов.

С точки зрения христианской антропологии, человек был сотворён Богом, в отличие от всего остального творения, по Своему образу и подобию, т. е. личностью, обладающей свободой воли, творческим потенциалом, даром познания и ненасильственного преобразования мироздания.

Обманутый падшим ангелом, сатаной — противником Бога, человек нарушил изначальную гармонию своего собственного существования и бытия вселенной, которой он был призван управлять. В результате этого наш мир извратил свой путь и сам человек потерял ту связь с Богом, которая позволяла ему быть царём и священником всего творения. И, потеряв эту свободную связь с Творцом, человек оказался в рабстве у собственного искажённого восприятия мира, в рабстве ограниченного смертностью существования, в рабстве у падшего ангела, который прельстил, т. е. обманул человека обещанием магического манипулятивного знания. Это состояние называется грехопадением.

Личность человека представляет собой цельный телесно-душевный (психофизический) состав. Условно выделяя душевные функции, мы будем говорить о трёх основных силах души: разуме, воле и чувствах, которые определяют и телесное (соматическое) состояние человека, т. е. состав человека, по определению, иерархичен.

В первозданном виде разум был открыт для общения человека с Творцом, и, таким образом, познавал смыслы сотворённых вещей и явлений; воля, свободно сопряжённая с волей Божией, определяла для человека максимальную возможность осуществления полноты бытия и реализации своего предназначения; чувства, направляемые разумом и волей, были безупречными индикаторами окружающего мира и внутренних соматических процессов. Тело же человека было совершенным инструментом преобразования мира и находилось в подчинении у высших душевных сил.

После грехопадения всё изменилось. Прервалась непосредственная связь с Творцом, и коренным образом нарушилась иерархия устроения человека. Совершилась антропологическая революция, переворот. Главенствующую роль заняло тело, которое из слуги и инструмента превратилось в господина и диктатора. А когда слуга становится господином, как мы знаем из социальных аналогий, начинается разруха. Чувства потеряли былую остроту и ясность восприятия действительности, и, не направляемые высшими силами души, выродились в инстинкты и вожделения. Разум и воля оказались отсеченными от Источника бытия и стали рабами телесности. Разум из познавателя смыслов вырождается в аналитический рассудок. Воля направляется многочисленными и, порой, сумбурными влечениями тела.

Итак, человек из открытой Богу и всему творению личности, оказался замкнутым на самого себя индивидуумом, особью. И весь мир после грехопадения развивался именно как мир разделённый, раздробленный, потерявший свою цель и целостность.

Для спасения человека, а через человека — и всего мироздания из состояния греха, понадобилось Самому Богу воспринять человеческую плоть, т. е. воплотиться безгрешным Богочеловеком Иисусом Христом на Земле, дабы исцелить подобное подобным, и Своей жизнью, крестными страданиями и Воскресением искупить падший человеческий род от порабощения диаволом, грехом и смертью. Заметим, что слова «спасение», «исцеление» и «искупление» в данном контексте синонимичны, а грех понимается Православной Церковью как искажение человеческой природы, как болезнь и как тотальный мировоззренческий промах, который исцеляется только Христом.

Путём для исцеления природы человека является покаяние, т. е. перемена основных мировоззренческих ориентиров и ценностей, сознательный отказ от греха, восстановление утраченной иерархичности личности через живительную связь с открывшейся и доступной всем людям Личностью Бога и Человека Иисуса Христа. Через это общение во Христе преодолевается и греховная рознь между людьми, и созидается новое творение бытия, неподвластное смерти и греху.

В христианской святоотеческой литературе трезвение является синонимом покаяния. Это понятие очень хорошо иллюстрирует состояние греха как состояние опьянения. И мы в этом состоянии опьянения, нетрезвости пребываем до нашего обращения ко Христу. Из этого постулата следует, что всё, замутняющее сознание человека (будь то употребление любого одурманивающего вещества или принятие заведомо ложных идей), есть грех в большой степени, так как ещё крепче замыкает человека в своих вожделениях, ещё дальше уводит его от возможности покаяния.

Вызов 90-х годов. Реакция и позиция Церкви

В начале 90-х годов прошлого века наше общество оказалось в очень непростой ситуации. После падения советского государства в обществе образовался сильнейший мировоззренческий вакуум. Идеология, навязываемая сверху, давно уже перестала работать, а собственного мировоззрения, проистекающего из размышления над основополагающими метафизическими вопросами бытия, у большинства религиозно безразличного населения не было.

Наверное, никто не подвергает сомнению то, что уровень нравственного здоровья общества напрямую влияет на ситуацию с наркоманией, алкоголизмом, преступностью, вовлеченностью в деструктивные культы и т. п. Но общественная нравственность — это система ценностных приоритетов и человеческих отношений, которая строится на основе доминирующей в обществе культуры и, в определённом смысле, является приложением религиозных ценностей к повседневной жизни. Если принять эту точку зрения, то большинство негативных социальных явлений в нашей действительности непосредственно связаны с утратой обществом православной духовной основы.

Кроме упоминавшейся выше религиозной индифферентности, их можно объяснить также очевидным низким уровнем культуры, не говоря уже об уровне исторических и философских знаний. Обращённость к мировоззренческим стереотипам секуляризированной западной культуры и наивная вера в способность общества массового потребления разрешить наши многочисленные проблемы привели очень многих людей к разнообразным социальным и духовным тупикам (например, к уходу в тоталитарные секты) и к массовой наркотизации, которая ко второй половине 90-х достигла уровня эпидемии.

Церковь никогда не была безучастна к жизни общества и понимает существующую ситуацию как вызовы нынешнего времени. Но в начале постсоветского периода Церковь оказалась не готова к реакции на эти вызовы по многим причинам: 70-летний разрыв преемства служения духовенства и мирян в социальной и благотворительной сфере, общая разруха, необходимость восстановления святынь, сильнейшая нехватка священнослужителей. Общецерковная ситуация стала выправляться только к концу 90-х годов, и выражением готовности Церкви ответить на социальные вызовы стали Основы Социальной Концепции РПЦРПЦ, принятые на архиерейском Соборе в августе 2000 года и Концепция участия РПЦ в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом (июнь 2005 года). В этих документах намечены основные направления взаимодействия Церкви с государством и обществом.

В Основах Социальной Концепции РПЦ о проблеме наркомании говорится: «Основная причина бегства многих наших современников в царство алкогольных или наркотических иллюзий — это духовная опустошённость, потеря смысла жизни, размытость нравственных ориентиров. Наркомания и алкоголизм становятся проявлениями духовной болезни не только отдельного человека, но и всего общества. Это расплата за идеологию потребительства, за культ материального преуспевания, за бездуховность и утрату подлинных идеалов. С пастырским состраданием относясь к жертвам пьянства и наркомании, Церковь предлагает им духовную поддержку в преодолении порока. Не отрицая необходимости медицинской помощи на острых стадиях наркомании, Церковь уделяет особое внимание профилактике и реабилитации, наиболее эффективных при сознательном вовлечении страждущих в евхаристическую и общинную жизнь».

Современная церковная практика и деструктивные секты

У Православной Церкви уже есть определённый опыт работы с наркозависимыми. Например, в Санкт-Петербургской епархии в 90-е годы осуществлялась программа «Новые паломники», через которую прошли более 600 наркозависимых. Успешно действует реабилитационный центр в пос. Саперное под окормлением прот. Сергия Белькова, который недавно стал Председателем нового епархиального Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму. В рамках этого отдела в Александро-Невской Лавре работает епархиальный центр «Воскресение», где ведут приём врачи-специалисты, а священнослужители еженедельно проводят молебны и собеседования. При отделе работает «Школа трезвения». Некоторые монастыри принимают наркозависимых реабилитантов, в нескольких приходских храмах регулярно проводятся молебны о страждущих недугом наркомании и ведется работа с ними и их родственниками. Опыт Церкви убедительно показывает, что комплексный подход, учитывающий духовную основу проблемы, наряду с медицинскими, социальными, юридическими и психологическими аспектами, даёт максимально эффективные результаты.

В то же время новые религиозные образования, заявившие о себе в начале 90-х годов, всячески раздувают на публике свои достижения в области помощи наркозависимым, но реально оценить эффективность их методик не представляется возможным, т.к. они не допускают к внутригрупповым технологиям независимых специалистов. При этом они также говорят о духовной природе наркомании, но предлагают для исцеления собственные духовные практики. Необходимо, в связи с этим, отметить, что, с точки зрения христианства, духовность может быть и божественной, и демонической. Например, сатанисты тоже говорят о духовности, только для них — это общение с миром падших духов. В Православии существует также понятие «прелести» — духовного заблуждения, когда под видом внешне благочестивых упражнений человек впадает в такое состояние гордыни и самообмана, что считает себя святым, а свои действия — непогрешимыми. Поэтому все разговоры о «духовности» той или иной религиозной группы следует рассматривать, исходя из контекста вероучения и практики конкретной организации.

Часто приходится слышать мнение: важен результат, а кто его добился — православные, католики, протестанты или кто-то другой, не существенно. Всё это, дескать, ваша межконфессиональная конкуренция, а главное, чтобы наркоманов становилось меньше. Что можно ответить на подобные заявления? Обратимся для этого к самому понятию зависимости.

В каком-то смысле люди используют как наркотик различные средства, меняющие их эмоциональное состояние, способствующие облегчению душевной боли, отвлечению или уходу от внутренних проблем. Таким средством может стать какое-то химическое наркотическое вещество или алкоголь, но может стать и что-то другое. Например, азарт, секс, власть и деньги. В наркотик могут превратиться отношения с другим человеком, работа, и даже превратно понятая религия.

Все эти виды зависимости лишь кажутся разными и давно уже относятся к наркомании (в широком смысле) в тех странах, где разработаны подходы к лечению подобных заболеваний. Более того, те же подходы для лечения «классических» наркоманов, та же концепция «зависимости как болезни» применяются и к таким видам зависимостей, как нездоровая зависимость от других людей, зависимость от сексуальных отношений, зависимость от работы, от азартных игр, телевизора, компьютера и пр. Все эти виды зависимости почти не отличаются по своей сути, причинам возникновения и последствиям. Следовательно, не так уж сильно отличаются и страдающие этими болезнями люди. Иными словами, нет каких-то принципиальных различий между человеком, употребляющим нелегальные наркотики, и человеком, вовлеченным в деструктивную религиозную организацию.

Все эти виды зависимости несут в себе грозную опасность, как для самого человека — для его физического, психического и духовного здоровья, так и для общества в целом. Приведёт ли подмена одной зависимости на другую к положительным результатам? Разумеется, нет.

По принятым в международной практике критериям, деструктивным культом называется такое религиозное объединение, которое использует обман при вовлечении и контроль сознания своих адептов без их на то согласия. Обман при вовлечении состоит в конфессиональной анонимности или псевдоанонимности, в обещании непременных чудес и исцелений, в недоказуемом утверждении высокой духовности или строгой научности своего метода. Контроль сознания заключается в использовании определенных психотехник, известных как «промывание мозгов», и выражается в контроле поведения, контроле информации, контроле мышления и контроле эмоций. Именно эти психотехники формируют психологическую зависимость, и для преодоления этой зависимости человеку, по тем или иным причинам вышедшему из организации, необходим достаточно длительный реабилитационный курс, сравнимый с реабилитацией наркомана, прекратившего употреблять наркотики.

Более подробно вероучение и деятельность некоторых организаций («Новая жизнь», «Брахма Кумарис» и Сайентология), заявляющих о своей антинаркотической деятельности, рассмотрены в статье «Секты и проблема наркозависимости», которую можно найти на сайте епархиального Миссионерского отдела.

В заключение отметим, что содержание всей направленной к человеку церковной деятельности, т. е. миссия служения Церкви в мире, предполагает просвещение, духовное и телесное исцеление, спасение каждого человека и, следовательно, общества, как совокупности личностей. Таким образом, деятельность Церкви в определенном прикладном смысле есть профилактическая работа по искоренению общественных язв, в том числе, и наркомании.

Роль Церкви в трезвенном движении

Роль Православной Церкви в трезвенном движении была велика до революции 1917 г., на первом-втором этапах, когда Православие было государственной религией и религией подавляющего большинства населения. В XVII веке в Россию была завезена водка. В 1648 году произошёл «кабацкий бунт», в котором участвовало православное духовенство. Первые церковные общества трезвости появились в 1858 году. На третьем-четвёртом, советских этапах Церковь в это движение не допускалась, ибо была насильственно отделена не только от государства, но и от полноценного участия в общественной жизни. На современном, пятом этапе отдельные православные священнослужители начали принимать участие в трезвенном движении, но Церковь как одно целое пока что только начинает поварачиваться лицом к этому важному вопросу.

В 1889 г. был издан указ Святейшего Синода, обязывающий духовенство создавать такие общества. Церковные братства стали возникать по всей России. 30 августа 1898 г. в Санкт-Петербурге было открыто Александро-Невское общество трезвости при Воскресенской Церкви. В первый же день членами его стали 151 человек. Их обязанностью было хранить безусловную трезвость и относиться к своему зароку как к религиозному долгу, как к делу святому, благому и богоугодному [6].

Положение может измениться к лучшему, если и в наше время будут приняты соответсвующие документы об участии духовенства в деле отрезвления народа.

Тем не менее, корни трезвенного и гражданского мировоззрения лежат в семейной сфере, когда каждый может сказать: «Я сам в ответе за свой род, за жизнь потомства, за народ». Это поистине здоровая, православная семья, где трезвость — важная черта верующего человека. Святителю Иоанну Златоусту принадлежат слова: «Нам нет извинения, если дети у нас развращены». Естественно, под развращением понимается и благосклонность к спиртным «напиткам». Родители должны помнить, что «лучший учитель — это собственный пример».

«Отец семейства должен быть непорочен, трезв, целомудрен... Не пьяница, не убийца» (1 Тим.З, 2-3). Он должен быть примером для своих детей. Мать, как неиссыхающий источник, должна долгие годы воспитывать душу рождённого ею ребёнка любовью, считая это главной своей обязанностью. Если этого не происходит, ребёнок находит ей «синтетическую замену» — алкоголь или другой наркотик. Молодые жёны и матери должны быть готовы к подвигу борьбы за душу сына или дочери, чтобы освободить их от этих пороков. К сожалению, в наши дни в школе этому не учат. Именно поэтому так важно воспитание в семье, где наряду с трезвостью культивируются такие нравственные ценности как вера, добро, соборность, трудолюбие и мудрость.

В заключение напомним решение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2004 г., в котором приоритетными областями церковно-государственного сотрудничества были признаны «нравственное воспитание личности, укрепление семьи, защита материнства и детства, помощь детям-сиротам, пожилым и обездоленным людям, борьба с наркоманией, пьянством, беспризорностью, культом насилия и разврата, другими социальными пороками» [7].

В настоящее время активизируется работа обществ трезвости при многих Храмах Украины и России, в том числе при Храме во имя иконы Божьей Матери Троеручица в пгт. Научный Бахчисарайского района республики Крым.

Источники информации:

1. Православное отношение к трезвости.

2. Горякин Д.М., Губина Т.В., Прокофьева В.В. Борьба Русской Православной Церкви с пьянством (доклад на XV международном семинаре-конференции по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии).

3.О. Георгий (Иоффе). Христианское осмысление проблемы наркомании (доклад на XV международном семинаре-конференции по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии).

4. Из сочинений святителя Димитрия, митрополита Ростовского // «Почаєвскій листокъ»

5. Святитель Иоанн Златоуст. О грехе и покаянии // Наркомания: грех или болезнь. Даниловский благовестник. — Москва. 2001. с. 205-222.

6. Митрополит Иоанн. О грехе пьянства и о традиции избавления от него в Русской Православной Церкви // Голос вечности. Проповеди и поучения. Издание третье. Изд-во «Царское дело» — С.-Пб. 1997. с. 281-284.

7. Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II (18 октября 2004 г.)

8. Баккиоки Самуэль. Вино в Библии. — Тула. «Источник жизни». 2003.

Смотрите также:

Видеофильм «Лествица трезвения».

Опубликовано: Февраль 2007 г.