Офіційний сайт руху

Мамонти вимирають, а я виживаю

Мы попытались собрать всё общее, что характерно для внутреннего мира каждого человека, зависимого от того или иного наркотического вещества и изложить всё от первого лица для более удобного восприятия заданной темы.

Меня зовут Шип, я бывший наркоман, и здесь я вкратце расскажу о себе — о том, что было у меня в прошлом и о том, что есть у меня сейчас.

Вот оно, опять пришло это состояние. Оно наваливается редко, но если наваливается, то уже основательно, заглатывая целиком. Состояние тотальной внутренней деструкции, когда очень тяжело, очень пакостно и очень больно. С каждой минутой внутреннее напряжение становится всё сильнее и неуклонно нарастает душевная боль. Такое состояние не возникает из ниоткуда, оно приходит в качестве проверки, в качестве испытания. И проверка эта заключается в том, что беды не приходят по одной, послушно выстроясь в ряд. Наоборот, они сваливаются одним большим тяжким грузом, они приходят хором, все сразу, одним махом. Тут и нелепые проблемы на работе, и конфликты в семье, и трудности с финансами, и враждебное окружение, ещё и все друзья резко куда-то пропадают. И в такие моменты жизни очень остро переживается дикое одиночество, ненужность, брошенность всеми и сразу. Неутомимое воображение при этом рисует страшные картинки с участием верёвки, мыла и люстры. Я здесь не приукрашиваю. Внутри действительно царит хаос, неразбериха и ди

кая напряжённость. В такие минуты грань между выживанием и гибелью становится очень зыбкой. Гибелью своей я называю возвращение в старое, когда-то привычное, до мозга костей порочное поведение — употребление наркотиков (всех, от каких только можно балдеть).

Если воспринимать наше бытие целостно, то есть смотреть на него через время, пространство и Вечность, то такие мгновения жизни оказываются для меня особенно важными. Как объяснил мне Клайв Льюис, эти моменты жизни называются высшей реальностью, в эти минуты Бог смотрит на человека особенно внимательно, потому что здесь и сейчас, под лучами Вечности мне дано испытание. И до этого я буквально кричал: «всё, я свободен от наркотических оков, нет в мире силы, которая заставила бы меня заторчать снова». Но вот испытание — действительно ли я так хорош, как о себе заявил? Есть ли во мне благоразумие для сохранения себя в трезвости и непорочности? Есть ли во мне мужество оставаться благоразумным и трезвым в таких рискованных ситуациях, как эта? Без мужества любая добродетель (целомудрие, милосердие, трезвение, благоразумие) — это добродетель с оговорками. Мужество — это форма проявления любой добродетели во время испытаний. Пилат не был лишён такой добродетели, как милосердие, но ему не хватило мужества оставаться мил

осердным в рискованной для него ситуации. Поэтому каждому из нас просто жизненно необходимо мужество.

Вот, пришло испытание и мне нужно очень срочно разрешить эту ситуацию, потому что попытки убежать и спрятаться от таких испытаний всегда приводят в тупик. Вот она реальность, та самая высшая реальность. И какой бы жестокой она ни казалась, она интересна и увлекательна, потому что именно здесь происходит главная война, в которой мне позарез надо одержать победу — это война с самим собой. Как говорят на Востоке: «Воин на поле боя победил армию из тысячи человек. Другой воин победил себя, — и он более велик»

Раньше, эти ситуации мне казались абсолютно безвыходными и я просто шёл и употреблял, это происходило на уровне условного рефлекса. Я даже представления не имел о том, что существует выбор. Выбор между адом и раем. Передо мной маячил только ад — полное погружение в употребление наркотиков. Это всегда был суицид без суицида, самоубийство при условном сохранении жизни. И жизнь моя действительно сохранялась лишь условно, я превращался в живого трупа, вроде бы жив, а на самом деле мёртв. Мёртв внутри, мёртв в душе. Здесь всегда происходило совершенно чёткое осознание своей смерти, что это уже точно конец и впереди только адское отчаяние и ни малейшей надежды на помилование.

Действуя таким образом, я всегда пытался найти в наркотиках облегчение душевной боли, снятие напряжения, решение проблем, пытался этой ложью заполнить свою духовную пустоту. А в итоге находил лишь углубление и усиление хаоса внутри.

На сегодняшний день я чётко осознаю пагубность и лживость наркотиков, я могу без всякого сомнения сказать, что приобрёл уверенность в своей трезвости, уверенность в том, что мои «дружелюбные» наркотики навсегда остались в прошлом и уверенность моя глубокая, до нервной ломоты спокойная. У меня есть совершенно чёткое убеждение в необходимости жить трезво и благоразумно. И даже в самых опасных и необыкновенно сложных ситуациях я нахожу в себе мужество сохранять себя в мире с Богом, с самим собой и с окружающими людьми. И даже если будут происходить сверхфорс-мажорные обстоятельства — землетрясение, цунами, весь мир сойдёт с ума (в принципе уже сошёл), то я всё равно останусь трезвым. Мамонты вымирают, а я выживаю. Или, как говорят сербы — свобода или смерть. Быть свободным от наркотических оков для меня гораздо важнее, чем сохранение временной земной жизни.

Здесь у читателя может сложиться впечатление, что я слишком уж себя нахваливаю и все свои успехи приписываю только себе. Нет. Без Бога я никогда этого не достиг бы, но и Бог не мог бы сделать со мной ничего без меня, без моих собственных усилий. А усилий я приложил много и именно поэтому Бог помог мне и освободил меня из наркотического плена. Да, Господь всемогущ, Ему всё возможно и Его Благодать всё покрывает, но если нет усилия со стороны человека, то Благодать ничего не покрывает, потому что покрывать нечего. Если нет усилий самих людей к тому, чтобы разрешить трудную ситуацию, то нет и помощи для её разрешения. Многие часто совершают весьма типичную ошибку — я пришёл в храм, пару раз помолился, а дальше за меня всё Бог сделает. Нет. Бог помогает только тем, кто сам трудится. Как говорится — молись и трудись. По этому поводу есть яркая притча. Ветхий днями лодочник переправлял через реку одного молодого путника, только что воцерковившегося. Этот молодой человек заметил на вёслах странные надписи, на одном

весле было написано: «Молись», а на другом — «Трудись». Путник усмехнулся: «Ну, я понимаю — молиться нужно всем и тогда Бог всё устроит, но трудиться-то зачем?!» Не сказав в ответ ни слова, лодочник поднял в воздух весло с надписью «Трудись» и продолжал грести только одним веслом. Тогда лодка, повинуясь только одному веслу, закружилась на месте.

В завершении хочу напомнить нам всем, что сказал Святитель Игнатий Брянчанинов по поводу порочных навыков (вредных привычек, пагубных пристрастий): «Насильственная борьба против порочных навыков вменяется Богом человеку в мученичество, и одержавший в этой борьбе победу венчается венцом исповедников, как подвизающийся ради Закона Христова.

Милосердный и всемогущий Господь принимает всякого приходящего к Нему, простирает десницу для поддержания немощи нашей. И потому хотя бы ты был весь в злых навыках, как в тяжких цепях, не отчаивайся в получении свободы».

Константин Воробьёв, психиатр, руководитель курсов сознательной трезвости по методу Шичко

Опубліковано: 2012 р.