Офіційний сайт руху

Сучасний тверезницький рух

От одиночек к массовому движению

В недавней истории нашего Отечества насчитывается четыре волны трезвеннического движения, имеющие разные корни и разные движущие силы: от крестьянских трезвых бунтов 50-ых, 60-ых годов позапрошлого века до молодёжно-женских отрядов защитников трезвости в 20-ые, 30-ые годы прошлого столетия. На рубеже XIX-XX веков в деле защиты народа от пьянства большое значение имели как величайшие деятели науки и культуры, так и Русская Православная Церковь.

В 70-80-ые годы двадцатого века возникает пятая волна народного трезвеннического движения, как форма самозащиты от угрозы вырождения под воздействием массового пьянства. Сначала это были одиночные, разрозненные обращения людей, осознавших эту угрозу, во всемогущую в то время власть — ЦК КПСС.Среди таких одиночек следует назвать, прежде всего, социолога Игоря Александровича Красноносова (г. Орёл), писателя Петра Петровича Дудочкина (г. Калинин, ныне Тверь), академика медицины Фёдора Григорьевича Углова и учёного-физиолога Геннадия Андреевича Шичко (оба из г. Ленинград — Санкт-Петербург), рабочего Якова Карловича Кокушкина, студента Александра Маюрова (г. Горький — Нижний Новгород), журналистку Лилию Алексеевну Ушакову (г.  Нижний Тагил), Викторию Степановну Стольникову (г. Первоуральск), Анфису Фёдоровну Миролюбову (г. Киев), Веру Григорьевну Кочорашвили (г. Днепропетровск), Терезию Эдуардовну Булендж (г. Рига). В своих обращениях эти неравнодушные люди били тревогу, информировали неведающую, как им казалось, власть о положении дел с пьянством в народных массах, о пагубном воздействии этого пьянства на здоровье, нравственность и способности человека, на семью, на потомство, на экономику, на общество в целом. Однако все эти обращения оставались или без ответа или на них давали ни к чему не обязывающие отписки.

В декабре 1981 г. в г. Дзержинске Горьковской области была собрана общесоюзная конференция борцов с пьянством. На неё по инициативе горьковских трезвенников был приглашён Академик Ф.Г. Углов, хирург по своей основной специальности. Его доклад «Экзогенные факторы преждевременного старения и ранней смерти» содержал сведения не только о разрушительном воздействии алкоголя на организм человека, но и на общество. Главное, в докладе раскрывалась социальная роль алкоголя как средства порабощения людей, как оружия массового уничтожения (в те годы в СССР ежегодно погибало от причин, связанных с употреблением алкоголя около миллиона человек). Назывался в докладе и виновник такого положения дел — государство, единственный монополист по производству и обороту алкогольной продукции. Данные, приведённые Ф.Г. Угловым в докладе, были настолько шокирующими, что большинство участников конференции проголосовало за немедленное введение в стране «сухого закона». Однако организаторы конференции, высокие чиновники Минздрава СССР, сумели замолчать этот доклад, и предложения, сделанные академиком Угловым, в решение конференции не были включены — они шли в разрез с интересами официальных борцов с пьянством, а по существу — пособников спаивателей народа.

Но доклад Ф.Г. Углова был услышан честными людьми, патриотами своей страны, своего народа. Доклад, содержавший несколько десятков машинописных страниц, был размножен на ЭВМ, бывших в то время большой редкостью, в нескольких научных учреждениях, в том числе в Саровском ядерном центре. Поскольку власти немедленно после Дзержинской конференции объявили академика Углова антисоветчиком и запретили всем СМИ публиковать его статьи, а издательствам — книги, доклад Фёдора Григорьевича стал «подпольно» распространяться между думающими людьми и в первую очередь среди научной интеллигенции. Таким образом, в 1983 году он добрался до Новосибирского Академгородка. Молодые учёные: физики, математики, химики, — с большой гражданской ответственностью отнеслись к полученной информации. Они не только размножили на своих ЭВМ доклад в тысячах экземплярах и разослали во все уголки страны, но и пошли самым законным в той политической системе путём. Они провели партийные собрания в нескольких академических институтах и приняли на них резолюции-обращения в ЦК КПСС. По порядкам, существовавшим в этой организации, когда поступали обращения из нескольких партийных организаций по одному вопросу, они передавались непосредственно Генеральному Секретарю.

А был в то время высшим руководителем Ю.В. Андропов, пытавшийся «закручивать гайки» во многих вопросах. Ознакомившись с обращениями, он потребовал принять меры. Таким образом, в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС попали на приём не только руководители парторганизаций из Новосибирского Академгородка (среди известных мне, один из лидеров трезвеннического движения тех лет Николай Григорьевич Загоруйко), но и академик Ф.Г. Углов. В ЦК их внимательно выслушали. Поручили заниматься этим вопросом Председателю комитета партийного контроля М.С. Соломенцеву. Он со всей серьёзностью и ответственностью отнёсся к этому поручению. Была начата подготовка Постановления ЦК КПСС по данному вопросу с привлечением специалистов из самых разных областей. Не были оставлены в стороне и такие энтузиасты — сторонники трезвости, как Ф.Г. Углов, Н.Г. Загоруйко, Г.А. Шичко.

Тем временем новосибирские учёные, не дожидаясь высоких решений, развернули работу у себя в Академгородке и в самом городе Новосибирске. Они читали лекции в трудовых коллективах, ВУЗах, школах. Тысячи людей, узнав правдивую информацию об алкоголе, принимали для себя «сухой закон». В Академгородке было образовано «Добровольное общество трезвости» (ДОТ). Его активисты разработали ёмкую, широкомасштабную программу утверждения трезвости в своём Академгородке (Советский район Новосибирска). Среди активнейших участников этой ДОТовской деятельности, кроме Н.Г. Загоруйко и В.Г. Жданова, следует назвать В.П. Будянова, Б.П. Гаврилко, Е.И. Кардаш, Д.Д. Полякова, В.И.  Секерина. Одновременно и чуть позже к активной, наступательной трезвеннической пропаганде подключилась и молодёжь: студенты различных вузов Новосибирска, рабочие, школьники. Среди тех, кто не только загорелся идеей трезвости, но и на долгие годы стал активным бойцом трезвеннического фронта можно назвать Александра Люлько, Сергея Кузьмина. В это время шла согласованная работа ДОТа и районной партийной организации.

Но в 1984 году произошло изменение в верхушке партийной власти. Вместо умершего Ю.В. Андропова на пост генсека заступил К.У. Черненко. Все андроповские начинания были похоронены, в том числе и готовившееся постановление по алкогольной проблеме. В стране с новой силой продолжилась алкоголизация, а на трезвенников, поборников трезвости, вновь обрушились гонения. Их исключали из партии, увольняли с работы, пугали КГБ и даже сажали в «психушку». Однако остановить поток вырвавшейся наружу правдивой информации по алкогольной проблеме было уже невозможно. Этому во многом способствовала магнитофонная запись лекции новосибирского учёного Владимира Георгиевича Жданова «Правда и ложь об алкоголе». Его страстная, убедительная речь мало кого оставляла равнодушным. Тысячи, если не десятки тысяч людей по всей стране, прослушав лекцию В.Г. Жданова, в одночасье становились трезвенниками. И принимали они на себя обет трезвости, не ради своего здоровья, а осознав личную ответственность за свою семью, свой народ, свою Родину. В числе этого первого массового призыва в трезвенническое движение был и автор этой статьи.

Несмотря на жестокое сопротивление властей, под воздействием правдивой информации из доклада Ф.Г. Углова, лекций Н.Г. Загоруйко, В.Г. Жданова, а позже и учёного-экономиста Бориса Ивановича Искакова из Москвы, по всей стране стихийно стали создаваться клубы трезвости, ДОТы (наподобие Новосибирского), появились отдельные активисты трезвеннического движения. В1984-85 годах между ними стали устанавливаться связи, налаживаться обмен информацией. Появился такой клуб и в Абакане. Его возглавил рабочий жилтреста Евгений Георгиевич Батраков, грамотный и активный борец за трезвость.

Когда к высшей партийной власти пришел М.С. Горбачёв, одним из первых его действий была реанимация готовившегося при Андропове постановления по алкогольной проблеме. Оно, видимо, было уже практически готово и потому принято через месяц после прихода Горбачёва к власти — в мае 1985 года. Называлось оно «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма» (именно по преодолению, а не по борьбе с пьянством, как несколько прежних партийных решений), ставило своей конечной целью достижение трезвости в стране и содержало ряд очень разумных, с точки зрения трезвых людей, положений. В то же время, готовившееся в спешке и людьми далеко не разделявшими трезвеннических убеждений, Постановление Совета Министров отличалось от Постановления ЦК как небо от земли. В нём были заложены все те же «культуропитейские» идеи преодоления пьянства, которыми пользовались ранее, которые не давали и не могли дать результата.

Это противоречие двух основных документов, плюс «дуроломное» исполнение постановлений в центре и на местах, плюс массовое сопротивление СМИ, возглавлявшихся «культуропитейщиками», а то и просто врагами трезвости (значит и народа, страдавшего от пьянства), привело в конечном итоге к дискредитации, как горбачёвской антиалкогольной кампании, так и самой идеи трезвости. Созданное формально многомиллионное «Всесоюзное добровольное общество борьбы за трезвость» (ВДОБТ), в которое записывали по партийной разнарядке и по приказу начальства без всякого разбора, и тем более, без выяснения личных взглядов людей в отношении к трезвости, только способствовало этому. Будучи несогласным с такой «деятельностью» ВДОБТа, Ф.Г. Углов, а за ним и писатель Василий Иванович Белов в 1986 году вышли из состава Центрального Совета. Тогда же в Москве было принято решение о необходимости создания истинно трезвеннической организации — Союза борьбы за народную трезвость.

Рождение Союза борьбы за народную трезвость

Уже в 1987 году, без отмены Постановления ЦК КПСС, начали сворачиваться все мероприятия, намеченные им, а снизившийся было в два раза уровень потребления алкоголя вновь стал стремительно возрастать. Все обращения активистов трезвеннического движения к властям любых уровней, напоминавшие о существовании этих невыполненных решений, в лучшем случае оставались без ответа. В худшем — к активистам применялись репрессивные меры, как произошло это с Абаканским клубом трезвости «Луч», который в буквальном смысле был разогнан.

Учитывая сложившуюся ситуацию, в ноябре 1988 года в Новосибирском Академгородке собрались активисты трезвеннического движения со всей страны. Более 300 человек присутствовало на этом собрании, которое стало учредительным съездом Союза борьбы за народную трезвость (СБНТ). Своей главной целью СБНТ определил восстановление норм трезвости — полное отрезвление народа, как непременное условие нравственного и духовного возрождения. Формы деятельности предусматривались различные: от просветительской до политической.

Председателем СБНТ был избран академик Фёдор Григорьевич Углов. Заместителями Углова стали Владимир Георгиевич Жданов из Новосибирска и Виктор Владимирович Юмин из Москвы. По решению съезда начал издаваться информационный бюллетень СБНТ, а с июня 1994 печатным органом СБНТ является ежемесячная газета «Соратник», редактором которой сначала был Е.Г. Батраков. С февраля 1995 года редактором газеты «Соратник» является Зоя Александровна Павина (г. Минусинск).

К тому времени (1988-89 годы) в Москве образовался мощный трезвеннический центр. В него, кроме упоминавшихся профессора Б.И. Искакова и В.В. Юмина, входили: профессор, доктор химических наук Степан Иванович Жданов, юрист Юрий Александрович Галушкин, писатели Анатолий Сергеевич Онегов и Станислав Гагарин, Нина Григорьевна Емельянова, Вячеслав Семенович Морозов, Маргарита Анатольевна Зорько, Маргарита Владимировна Васильева, Михаил Павлович Баканов. Последний, вместе с В.В. Юминым, и начал выпуск информационного бюллетеня СБНТ. Московские трезвенники образовали клуб, позднее преобразованный в объединение «Трезвость» и вели очень активную работу. Лекции, выступления в СМИ, сбор подписей за введение «сухого закона», обращения в различные инстанции с предложениями по активизации трезвеннической работы. Уникальным был опыт москвичей, организовавших пост трезвости на Старом Арбате. Еженедельно они с развернутыми плакатами не только собирали подписи за введение «сухого закона» и раздавали трезвенническую литературу, но и вели активные, иногда очень горячие дискуссии с прохожими.

Мозговым и энергетическим центром Московской организации был В.В. Юмин. С его подачи проводились многие мероприятия. Он был одним из основных разработчиков Устава и значка СБНТ, он организовал и провел лекции-занятия по алкогольно-табачной проблеме с группой депутатов Верховного Совета СССР, он разработал и практически внёс на рассмотрение ВС СССР проект Закона «О запрещении рекламы и пропаганды алкоголя и табака».

Владимир Георгиевич Поздняков, имевший опыт аппаратной комсомольской и партийной работы, возглавлявший одну из организаций ветеранов-афганцев, в короткий срок сумел зарегистрировать СБНТ как общественную организацию ещё до развала СССР.

С.И. Жданов и Б.И. Искаков обеспечивали трезвенническое движение научными разработками каждый в своей сфере деятельности. Первый, как учёный-химик, второй, как экономист, к тому же имеющий доступ к закрытой статистической информации.

М.А. Зорько, ответственный секретарь СБНТ, долгие годы была основным связующим звеном между региональными организациями, активистами трезвеннического движения. К тому же она была работником Центрального Совета ВДОБТ (позднее ВОТИЗ и Лиги трезвости) и через неё в СБНТ поступала ценная информация, направлявшаяся в эту полугосударственную организацию, а также устанавливалось сотрудничество с теми её структурными подразделениями, где живая работа преобладала над формализмом, царящим во ВДОБТе в целом.

Ещё одним своеобразным центром трезвости был в те годы Ленинград. Там работал Геннадий Андреевич Шичко, ученик и последователь великого физиолога И.П. Павлова. Он и разработал уникальный метод, названный в последствии методом Г.А. Шичко, позволяющий с помощью психолого-педагогических приёмов избавлять человека от пристрастия к алкоголю, к табаку. В течение нескольких лет практического использования этого метода Геннадий Андреевич собрал вокруг себя последователей и помощников, которые объединились в клуб «Благоразумие». Среди ближайших помощников в клубе, кроме супруги Люции Павловны Шичко, были Юрий Александрович Соколов, Владимир Алексеевич Михайлов, Юрий Николаевич Фёдоров. Позже клуб переименовали в «Оптималист», название которого послужило именем целому направлению в трезвенническом движении.

От теории к практике отрезвления

После смерти Г.А. Шичко в 1986 году два его ученика Ю.А. Соколов и В.А. Михайлов продолжили дело своего наставника, образовав два различных крыла в движении «Оптималист».

Юрий Александрович, переработав под себя метод, стал вести занятия с группами алкоголиков и курильщиков, не стесняясь широкой рекламы своей деятельности. После публикации в одной из центральных газет о деятельности Ю.А. Соколова, к нему пошёл целый поток страждущих избавиться от своих вредных привычек, а именно так в методе Шичко определяются пристрастия к алкоголю и табаку. Туда же потянулись и активисты-трезвенники с целью освоить метод. Юрий Александрович никому не отказывал, принимал приглашения на поездку с курсами в различные уголки страны. Даже напечатал самиздатом методическое пособие для руководителей курсов. Благодаря активной деятельности Ю.А. Соколова метод Г.А. Шичко и движение «Оптималист» за два года распространились по всей стране. Параллельно с СБНТ по инициативе Ю.А. Соколова в те же годы было создано всесоюзное объединение клубов «Оптималист» со своим печатным органом под таким же названием. Среди его активистов в те годы (конец 80-х) были Юрий Александрович Ливин (г. Москва), Юрий Владимирович Морозов (г. Нижнекамск, Татарстан), Валентин Андреевич Толкачев (г. Минск, Беларусь), Олег Иванович Кириенко (г. Чебоксары, Чувашия), Евгений Георгиевич Батраков (г. Абакан, Хакасия), Рима Васильевна Шафигуллина (г. Уфа, Башкортостан) Николай Владимирович Январский (Ижевск, Удмуртия). Последний, будучи на учредительном съезде СБНТ, провёл в Новосибирском Академгородке показательный курс по методу Шичко. На нём, кроме избавлявшихся от алкогольной и табачной зависимости, присутствовало 2-3 десятка трезвенников с целью освоения метода. Среди них был и Владимир Георгиевич Жданов.

Освоение В.Г. Ждановым метода Г.А. Шичко внесло в деятельность СБНТ новую струю, привело к развитию нового направления. Владимир Георгиевич, талантливый оратор и не менее талантливый педагог, общепризнанный лидер трезвеннического движения, по приглашению трезвенников из различных регионов страны стал проводить выездные курсы избавления от алкогольной и табачной зависимости. Конечно же, курс Ю.А. Соколова, который чуть не слово в слово повторяли его последователи, претерпел сильное изменение. Приоритетом в мотивации обретения трезвости стало не здоровье, а ответственность человека перед семьей, обществом, страной, то есть то, что и было ранее заложено в идеологии СБНТ. Владимир Георгиевич основной своей задачей ставил не столько обращение алкоголиков и курильщиков в убеждённых трезвенников, сколько обучение специалистов, которые будут самостоятельно работать по методу Шичко на местах. Трудно даже перечислить, где за эти годы побывал В.Г. Жданов. От Севастополя до Петропавловска-Камчатского, от Алма-Аты до Сыктывкара. Десятки больших и малых городов принимали этого неутомимого борца за трезвость и почти везде после его курсов возникали трезвеннические клубы, центры. Верным помощником в деятельности В.Г. Жданова по «разбрасыванию углей трезвости» по стране была Лариса Сергеевна Иванова из г. Сарова. Она не только ассистировала Жданову, но и вела самостоятельные курсы и консультации, рассчитанные в основном на женскую аудиторию. Позже, когда Лариса Сергеевна осела в родном городе, она стала заниматься с подростками и детьми, организовав клуб «Саровский родник».

В единое русло

В.Г. Жданов всегда был первым заместителем Ф.Г. Углова и взвалил на себя обязанности главного организатора и вдохновителя трезвеннического движения. Он не только разъезжал по стране, создавая новые трезвеннические центры, но и стремился объединить их, направить их деятельность в единое русло.

Этой цели служили съезды СБНТ, которые проводились сначала регулярно, ежегодно, а с 1996 года периоды между съездами стали увеличиваться. Первые три съезда 1988, 1989, 1990 года проводились в Новосибирске, точнее в Академгородке. Съезды СБНТ не были простой формальностью. На них не только принимались решения по стратегии и тактике трезвеннического движения, но с ними были совмещены семинары. Эти семинары явились школой распространения опыта трезвеннической работы. На них соратники щедро делились своими находками, открыто рассказывали о своих неудачах. Атмосфера бескорыстия, дружбы и единения была присуща общению соратников на всех подобных встречах на протяжении многих лет.

В первые годы, когда поездки по стране не были столь обременительны финансово, кроме послесъездовских семинаров, обычно в мае, проводились и другие всесоюзные семинары, приуроченные, как правило, к юбилею того или иного клуба, который и брал на себя обязанности организатора. Первый такой семинар проходил в мае 1989 г. в Первоуральске. Руководитель клуба Виктория Степановна Стольникова и молодая руководительница курсов по методу Шичко Галина Степановна Юнг были хозяйками этого мероприятия. Участвовал в работе этого семинара и Фёдор Григорьевич Углов, удививший тогда всех в свои 85 лет молодым задором и энергией. На следующий год подобная встреча состоялась в Нижнем Тагиле, где руководителем был Николай Фёдорович Калоша, но тон в его работе уже задавали молодые и энергичные ребята: Анатолий Николаевич Глущенко, Вадим Григорьевич Салазкин, Валерий Афанасьевич Козлов. На этом семинаре, кроме привычного уже ведущего В.Г. Жданова, всем понравилось сообщение Е.Г.  Батракова из Абакана о своих необычных находках и эмоциональный рассказ о своей работе в сельской местности неподражаемого Анатолия Николаевича Меняйло. Ещё эта встреча была примечательна тем, что на ней окончательно доработал текст, не без помощи соратников, и представил всем гимн Союза борьбы за народную трезвость Михаил Геннадьевич Козловский. «Наш Миша» — иначе никто и не называл этого молодого обаятельного человека из Оренбурга — барда и нарколога по специальности, что большая редкость в нашем движении.

В 1991 и 1992 годах всесоюзные майские семинары проходили в Минске, ставшем к тому времени одним из самых сильных центров трезвеннического движения. Безусловными лидерами трезвеннического движения в Белоруссии стали Валентин Андреевич Толкачев («Оптималист») и Борис Алексеевич Ларионов (СБНТ). Но они были не одиноки. Вокруг них объединились многочисленные клубы соратников, которые вели активную просветительскую работу, и, главное, своим ярким примером, не гнушаясь пропаганды в СМИ, демонстрировали преимущества трезвого, здорового образа жизни.

Четвёртый съезд СБНТ проводился в декабре 1991 года в Екатеринбурге, как раз накануне развала СССР. Послепутчевая неустойчивая атмосфера в обществе отразилась и на работе съезда. В решениях съезда большое место было уделено оценке политической ситуации в стране.

В то время в Екатеринбурге было несколько трезвеннических организаций, но так получилось, что основной груз подготовки съезда лёг на плечи совсем ещё молодого человека Игоря Владимировича Бачинина. Видимо были у него и помощники. Кроме опытного Владимира Николаевича Волкова в близлежащих городах: Первоуральске, Нижнем Тагиле, Новоуральске, Верхней Солде и других было много активных соратников, которые, так или иначе, участвовали в подготовке съезда. Впервые в Екатеринбурге была опробована практика предварения съезда декадой трезвости, в которой участвовали соратники из ближних и дальних мест. Они читали лекции в трудовых коллективах и учебных заведениях, проводили курсы по избавлению от алкогольной и табачной зависимости. С тех пор проведение такой декады трезвости перед съездом стало доброй традицией в СБНТ.

Несмотря на достаточно хорошую организацию съезда, проходил он в какой-то нервной атмосфере. Вызвано это было, очевидно, с одной стороны — необходимостью определиться в той сложной политической обстановке в стране, с другой — вышедшим наружу противоречием в духовном плане между обратившимися к православной вере и остальными соратниками. Об этом постараюсь рассказать подробнее ниже.

В довершение ко всему, пришло известие о неожиданной смерти, якобы от гриппа (но, скорее всего, это было изощренное убийство) Виктора Юмина. Послесъездовский семинар был свернут, и многие соратники срочно вылетели в Москву, чтобы проститься со своим товарищем. За эти 17-18 лет существования нашего движения из жизни ушло немало наших соратников, о всех мы скорбим, но смерть Виктора была настолько неожиданной, что потрясла буквально всех, знавших его. В свои 42 года он обладал недюжинным здоровьем, всегда носил русскую рубаху и своим видом напоминал былинного богатыря.

СССР распался, но не распался наш Союз борьбы за народную трезвость, хотя вновь стал неформальной организацией. Пережив определенный кризис в 1992 году, СБНТ, как и в прежние годы, продолжил свою деятельность, провел все намеченные на этот год общие мероприятия.

Той же цели, обучения и совершенствования метода Г.А. Шичко, служили и организованные по инициативе В.Г. Жданова ежегодные семинары-слёты на озере Тургояк в Челябинской области. Там в первую неделю июля, начиная с 1990 года, собираются до 2-3 тысяч трезвенников из различных уголков России, Беларуси, Украины, Казахстана. Идет обмен информацией, учеба по различным направлениям деятельности, просто неформальное общение друзей-соратников. На этом слёте особенно наглядно видно, как взаимно переплелись в последние годы два трезвеннических движения: СБНТ и «Оптималист».

Единство в разнообразии

Объединение «Оптималист» также жило своей внутренней жизнью. И они проводили свои встречи, съезды. Мне не доводилось бывать на этих мероприятиях, но по рассказам очевидцев там была несколько иная атмосфера, чем в СБНТ. Организация «Оптималист» основное внимание в своей деятельности уделяла платным курсам по избавлению от вредных привычек. Подготовка новых руководителей курсов у них сразу же была поставлена на коммерческую основу. Газета «Оптималист», выпускавшаяся под патронажем Ю.А. Соколова большим энтузиастом своего дела Галиной Алексеевной Симаковой, начала сбиваться с ритма, а потом и вовсе перестала выходить. Возможно, объединение «Оптималист» перестало бы существовать как единая организация, но Ю.А. Ливин в 1999 году зарегистрировал Общероссийское общественное открытое объединение «Оптималист», внёс некоторые коррективы в деятельность организации и взял на себя роль лидера. Ю.А. Соколов, уже как бы автоматически, стал Президентом Международного содружества «Оптималист». Ю.А. Ливин восстановил традиционные встречи оптималистов в Нахабино и на Истре, попытался возобновить выпуск газеты «Оптималист».

Большую роль в сохранении объединения «Оптималист» принадлежит и Юрию Владимировичу Морозову из Нижнекамска. Доброжелательный, бесконфликтный человек, талантливый организатор, он объединил вокруг себя соратников из многих городов Татарстана, Удмуртии, Марий Эл, других прилегающих областей и республик. В конечном итоге, уже в начале девяностых они создали «Волго-Вятское содружество за народную трезвость», ведущее активнейшую трезвенническую работу, регулярно проводящее региональные встречи трезвенников. В апреле 2000 года состоялась уже 37-я (!) встреча Волго-Вятского содружества за народную трезвость. Хотя, повторяю, движение «Оптималист» очень крепко переплелось с СБНТ (не менее 30% членов координационного совета и Правления СБНТ одновременно являются и членами аналогичных руководящих органов ОООО «Оптималист»), многие клубы сохраняют своё традиционное название, а их члены проявляют некоторую гордость в своей принадлежности к особому братству оптималистов.

Ещё одно немногочисленное движение трезвенников представляет собой «Международная независимая ассоциация трезвости» (МНАТ), созданная в начале 90-х годов. Она объединяет в основном интеллектуалов, провозгласивших свою независимость от политических и религиозных течений. Сторонники «чистой трезвости». МНАТ имеет свой печатный орган, газету «Феникс». Возглавляет МНАТ и является редактором газеты Владимир Михайлович Ловчев из Казани. Кроме распространения трезвеннической информации, МНАТ ориентирована на контакты с зарубежными трезвенническими организациями. С СБНТ и «Оптималистом» сотрудничество МНАТ незначительно. Исключением является семинар по собриологии, который организовал в 1996 году Александр Николаевич Маюров в Нижнем Новгороде. Семинар вначале проводился по два раза в год, и на нём специалисты МНАТ вели занятия наряду с трезвенниками из других организаций. С 1997 года один из двух семинаров стал проводиться в Крыму, а с 2000-го года Международный семинар по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии стал ежегодным Севастопольским семинаром — главным мероприятием Международной академии трезвости.

От съезда к съезду

Возвращаясь к съездам СБНТ, следует упомянуть о пятом, Ижевском. Он был более политизирован, чем предыдущие, из-за неспокойной политической обстановки в стране. Этому способствовало и то, что Николай Владимирович Январский, главный организатор съезда, и другие удмуртские соратники: Владимир Иванович Федотов из Можги и его земляки, были в то время активными членами «Трудовой России», новой, резко конфронтационной к властям политической силы. Участие в работе съезда Б.И.  Искакова, любителя резких выражений и формулировок, также наложило свой отпечаток. Съезд принял ряд резких заявлений и обращений, которые, впрочем, никогда в СМИ не публиковались, а значит, для подавляющего большинства народа оставались неизвестными. Прошёл в Ижевске и обычный послесъездовский семинар. Необычным на нём было участие четы Абрамовых, называвших себя хранителями так называемой «всеясвятной грамоты». До сих пор остаётся загадкой, откуда они появились и куда исчезли, но следы влияния их запредельной информации на некоторых соратников ощущаются и сейчас.

С целью поддержки молодого трезвеннического движения на Украине следующий съезд решено было провести в Харькове. Подготовка съезда была поручена Светлане Петровне Крупской, одной из активнейших трезвенников Украины.

Чтобы представить, в какой атмосфере проходил VI съезд СБНТ, надо знать, в каком положении оказалась Украина к концу 93-го года. Съезд проходил в почти неотапливаемом помещении Дома Офицеров. Жили делегаты в промерзшем общежитии, согревая друг друга теплом своих сердец. На сцену выбегали невесть откуда взявшиеся националисты, требуя немедленно «очистить помещение от москалей». Но всё же и съезд, и семинар, и декада трезвости в Харькове прошли. Говорить о плодотворной работе в такой обстановке не приходится. А чего этот съезд стоил С.П. Крупской, знает только она. Мне известно лишь то, что после этого события на 2-3 года она была выключена из активной трезвеннической работы. Лишь приход в лидеры трезвеннического движения Украины Павла Георгиевича Жданова, его упорная и настойчивая работа, как с трезвенниками, так и властями разных уровней позволила реанимировать Харьковскую организацию СБНТ. Более того, в апреле 1999 года в Харькове была проведена Всеукраинская конференция трезвых сил. Этому способствовала и научная деятельность Евгения Ивановича Никитенко, одного из старейших трезвенников Украины.

Следующий, VII съезд СБНТ проходил в Санкт-Петербурге одновременно с объединенным съездом трезвеннических движений страны. Приурочен он был к 90-летию академика Ф.Г. Углова и потому перенесён с привычного декабря на октябрь.

Главными организаторами были Ю.А. Соколов от «Оптималиста» и Светлана Ивановна Троицкая от СБНТ. Конечно, торжественные мероприятия, связанные с юбилеем лидера трезвеннического движения отняли какое-то время, но съезд был рабочим, плодотворным, а послесъездовский семинар одним из самых насыщенных. Во-первых, участие в работе академика Углова повышало и статус, и значимость мероприятия. Во-вторых, на этом объединенном съезде присутствовали те, кто на рядовые съезды СБНТ не приезжал.

Как обычно, съезд принял ряд решений и обращений, которые направил в высокие инстанции и в СМИ. Наиболее принципиальным считаю поручение съезда группе соратников разработать проект Закона РФ «Об основах антиалкогольной политики РФ». Возглавил эту группу, а по существу в одиночку разработал проект закона, москвич В.С.  Морозов.

Эта работа положила начало одному из важных направлений в деятельности СБНТ. Хотя до этого был опыт В.В. Юмина, и даже разработанный и принятый по инициативе Республиканской партии трезвости Хакасии закон «О запрещении рекламы и пропаганды алкоголя и табака в Республике Хакасия», после разработки проекта Федерального Закона В.С. Морозовым эта деятельность приняла более массовый характер. Во-первых, мы научились работать с депутатами Госдумы по продвижению Закона. Во-вторых, основываясь на этом и более позднем (1999 года) проекте Федерального Закона, в некоторых территориях удалось принять антиалкогольные региональные законы. В частности, успешной эта работа была в Республике Саха (Якутия), в Камчатской и Тюменской областях.

Ещё на VII съезде в С-Петербурге группой делегатов, мнение которых выражал Александр Николаевич Маюров, остро ставился вопрос о создании партии трезвости или о преобразованиии СБНТ в общественно-политическую организацию. В.Г. Жданов, как всегда, независимо от того, сколько перед ним оппонентов, убедил съезд, что сейчас делать это нецелесообразно. И действительно, в то время по закону об общественных объединениях политическая деятельность общественным организациям разрешалась наравне с общественно-политическими. Другой вопрос, что СБНТ в это время не имел статуса и общественной организации. Хотя решением съезда было поручено В.Г. Позднякову перерегистрировать СБНТ, всерьёз этой работой никто не занимался. В.Г. Поздняков разослал письма по региональным и местным организациям СБНТ, но откликнулись на них лишь 23 из 46 необходимых регионов.

Первый опыт политической борьбы

То, что СБНТ осталась неформальной организацией, сказалось на избирательной кампании 1995 года по выборам депутатов в Государственную Думу. СБНТ не смог в ней участвовать в качестве самостоятельной политической организации и выдвинуть своих кандидатов в депутаты. Конечно, несколько соратников, может быть даже несколько десятков, выдвигались кандидатами в депутаты под другими флагами или в качестве независимых кандидатов, но пройти депутатами в Государственную Думу никому не удалось.

Были и лучшие примеры участия наших соратников в избирательных кампаниях. Так, председатель Петропавловско-Камчатского клуба «Соратник» Владимир Вальтерович Куркин в 1998 году стал депутатом областного Совета (у них не сменили название представительного органа на новомодное законодательное собрание), опередив около десятка конкурентов. У него на флаге в ходе избирательной кампании было написано: «Трезвый и здоровый образ жизни нашим детям и обществу», — и народ его поддержал.

Восьмой съезд СБНТ был перенесён с 1995 года на февраль 1996 года. Причины было две. К тому времени должны были определиться кандидаты на должность Президента РФ на выборах в 1996 году и нам предстояло решить: кого из них поддерживать. Вторая причина состояла в том, что съезд в этом случае совпадал по срокам с конгрессом Лиги трезвости, мало что делающей, но признанной официальными властями. И нам хотелось продвинуть в руководство этой организации пусть не своего человека, но хотя бы не врага трезвости. Поэтому съезд было намечено провести в Москве, точнее в Зеленограде. Главным организатором был Виталий Иванович Кутепов, председатель Зеленоградского клуба, хорошо известный в стране руководитель курсов по методу Шичко, один из первых, уже в то время специализировавшихся на курсах по восстановлению зрения. В организационном плане этот съезд оказался почти безупречным.

Успешно завершив съезд и семинар, многие отправились на конгресс Лиги трезвости, поддержать «своего» кандидата. И это удалось сделать. Президентом Лиги трезвости с подачи В.Г. Жданова был избран Игорь Григорьевич Астафьев, бывший до этого заместителем президента Лиги.

***

Весь этот рассказ о съездах, слётах, семинарах — это описание вершины айсберга трезвеннического движения. Конечно же, основная, черновая работа происходила и происходит на местах. И хотя в рамках задуманного обзорного описания невозможно даже перечислить и коротко охарактеризовать все трезвеннические местные организации, не рассказать о них совсем — значит не показать реальной работы движения. Поэтому постараюсь очень коротко, контурно рассказать о некоторых. Не умаляя достижений и значения других, расскажу лишь о тех, которые лучше знаю или о которых написали наши соратники. В какой-то мере все они в движении представляют совершенно разные, непохожие друг на друга организации. Бесспорно, что о каждой из этих организаций, как и об оставшихся за рамками этого рассказа, можно написать целую книгу. Но это право остаётся за самими непосредственными участниками тех или иных движений, клубов, объединений.

Живая работа на местах

Начать, думаю, нужно с Новосибирской организации. Ведь именно новосибирцы первыми оформились в организационную структуру — ДОТ. Они выдвинули из своей среды немало ярких представителей трезвеннического движения, и, прежде всего, его лидера — Жданова Владимира Георгиевича. Именно новосибирцы стали инициаторами создания СБНТ, опекали его в первые годы становления.

***

К сожалению, глава, рассказывающая историю ДОТа и дальнейшего развития ТД в Новосибирске так и не появилась, хотя с просьбой написать её автор обращался ко многим новосибирским соратникам. Не появились пока и главы о других центрах ТД.

***

Люция Павловна Шичко и Иван Владимирович Дроздов, писатель и друг Г.А. Шичко, — формально, как мне кажется, не входили ни в какую из трезвеннических организаций, хотя многие их считали своими почетными членами. Они составляли своё боевое звено трезвенников-патриотов. Через несколько лет после смерти Геннадия Андреевича они стали не только соратниками, но и супругами и вместе много сделали для того, чтобы имя и дело Г.А. Шичко не было забыто. И.В. Дроздов, разумеется, с участием Люции Павловны, написал книгу «Геннадий Шичко и его метод». В книгу вошли, кроме описания жизненного пути Геннадия Андреевича, и его основополагающие работы по методу. Книга эта на протяжении многих лет остаётся хорошим подспорьем всем руководителям курсов и опорой для начинающих трезвенников. Люция Павловна первые годы была неизменным участником почти всех крупных трезвеннических мероприятий. Ее страстные, зажигательные выступления мобилизовали на борьбу, не давали укрепиться росткам благодушия в наших сердцах. Л.П. Шичко-Дроздова сама написала книгу о Геннадии Андреевиче «Слово есть Бог» (первое издание «Он пришел дать нам веру»), но основные усилия ее, особенно в последние годы, были направлены на издание патриотических книг И.В. Дроздова: «Последний Иван», «Оккупация», «Баронесса Настя», «Желтая Роза», «Шальные миллионы», «Филимон и Антихрист», «Голгофа». Особое значение для трезвеннического движения имеет книга И.В. Дроздова «Унесённые водкой», — художественный рассказ о реальных событиях и людях, наглядно показывающий, какую разрушительную, убийственную роль играет алкоголь в среде творческой интеллигенции.

Академик Фёдор Григорьевич Углов, возглавляющий с 1988 года и по сей день Союз борьбы за народную трезвость, является не только его руководителем, но и лидером всего трезвеннического движения страны. Он не превратился за эти годы в простой символ или знамя трезвеннического движения, но и сейчас является одним из активнейших действующих боевых единиц трезвенно-патриотического фронта. Его книга «В плену иллюзий» («Из плена иллюзий» — более поздние издания), вышедшая на волне горбачёвской кампании миллионными тиражами в десятках изданий, стала учебником трезвости во всех уголках СССР. Позже, в изменившейся общественно-политической ситуации Фёдор Григорьевич пишет и издает уже на свои средства и средства соратников такие книги как «Ломехузы» и «Самоубийцы», которые разоблачают преступную деятельность спаивателей народа. Десятки, сотни статей академика Углова, опубликованные за эти годы во многих журналах и газетах, от центральных до региональных и заводских многотиражек, будили совесть миллионов патриотов своей Родины. Его убедительные лекции, прочитанные в трудовых, научных, учебных коллективах, выступления на различных съездах, конференциях, семинарах, оставляли равнодушными лишь тех, кто окончательно пропил или продал свою совесть. Несмотря на свои высокие звания и регалии, на свой более чем почтенный возраст, Фёдор Григорьевич никогда не гнушался выступать в любой аудитории: от академического собрания до курсов по избавлению от алкогольной зависимости. Никогда во время выступлений, даже в свои девяносто пять лет, Фёдор Григорьевич не пользуется шпаргалкой и предложением присесть, сохраняя ясность ума, бодрость духа и тела, подавая тем самым всем нам наглядный пример.

Метод Шичко в развитии

На первых порах освоения метода Г.А. Шичко в трезвеннической среде, особенно среди оптималистов, бурно шла дискуссия о «чистоте метода». Одни, среди них прежде всего Ю.А. Соколов, доказывали необходимость неукоснительно следовать канонам, установленным Шичко (хотя сам Г.А. Шичко никаких канонов не устанавливал и, более того, работал над своим методом, считая его незавершённым и не готовым к широкому распространению). Другие отстаивали своё право на научное и экспериментальное развитие метода. Со временем эти споры поутихли, каждый руководитель вносил в свой курс какие-то коррективы по мере расширения своих знаний и наработки практического опыта.

Яркими представителями противоположных направлений совершенствования метода Г.А. Шичко являются Петр Иванович Губочкин из Ярославля и Владимир Александрович Бондаренко из Краснодара. Оба, среди немногих, на протяжении 12 лет сохраняют верность к изначальной цели приложения метода — освобождение от алкогольной и табачной зависимости. Оба исповедуют научный подход в развитии метода, оба защитили кандидатские диссертации, основанные на результатах своей практической деятельности. Но если П.И. Губочкин, психолог по своей изначальной специальности, сохраняет традиционно установленный (очевидно Ю.А. Соколовым) десятидневный цикл очных занятий, то В.А. Бондаренко постоянно сокращая продолжительность очного курса довел его до однодневного глубокого погружения в проблему. И тот и другой обучают слушателей работе с дневниками, то есть самоанализу и рекомендуют вести его полгода. И тот и другой имеют положительные результаты, хотя достоверной статистики, скорее всего, как и у других руководителей курсов, нет.

П.И. Губочкин, много лет проработавший на кафедре психологии Ярославского университета, дружен с наукой, является член-корреспондентом Международной Академии психологических наук. Ещё в начале 90-х годов он создал в Ярославле оздоровительный центр «Здрава». Он сам проводит занятия, имеет учеников и последователей, выезжает по приглашению в другие регионы, где не просто проводит курсы по избавлению от алкогольно-табачной зависимости, но и целенаправленно готовит будущих руководителей таких курсов. Организовал при психологической Академии курсы по повышению квалификации педагогов-психологов, занимающихся по методу Г.А. Шичко. Петр Иванович участвует в работе многих общероссийских и международных семинаров, где активно пропагандирует метод Г.А. Шичко и ведёт практические обучающие занятия.

В.А. Бондаренко также в начале 90-х годов создал в своём городе центр психологической помощи «Личность», где и сейчас является руководителем и главным действующим лицом. Его центр оборудован по высоким меркам и оснащен самой современной техникой: видео— и аудиоаппаратурой, компьютерами, средствами связи и тиражирования печатной продукции. Настойчивость и бескомпромиссность в достижении поставленной цели принесли ему авторитет и уважение руководителей города и области, а результативная работа — большую популярность на Кубани. В первые годы, да и сейчас не меньше, Владимир Александрович не жалел средств и времени для самообразования, посещая различные курсы и семинары по психологии, психотерапии. Кроме пользы в практической работе это позволило ему, журналисту по образованию, вести серьёзную научную работу. В 2000-м году В.А. Бондаренко, почти одновременно защищает две диссертации, становясь кандидатом психологических наук и кандидатом педагогических наук. Владимир Александрович не прикладывает больших усилий к тиражированию своего метода, но никому не отказывает в знакомстве с ним, в его изучении и освоении.

Кто из этих двух подвижников трезвости прав? Думаю, что правы оба. По достоинству оценить их работу могут только те люди, те семьи, которым они помогли обрести трезвость и вернуться к нормальной жизни.

Одна из многих

Организованное трезвенническое движение Хакасии началось в 1985 году с создания клуба трезвости «Луч». Хотя создавался он по инициативе профсоюзного деятеля В.А. Алексеева, никакого отношения к трезвости не имеющего, возглавил его Е.Г. Батраков. Он ещё до создания клуба вел агитацию за трезвость в своём рабочем коллективе, налаживал связи с лидерами и центрами зарождавшегося трезвеннического движения страны и был к тому времени уже достаточно грамотным специалистом в вопросах трезвости. Поэтому клуб «Луч», в актив которого вошли судья Олег Иванович Трофимов, прокурор Александр Евгеньевич Матросов, этнограф Виктор Павлович Кривоногов, — в своей деятельности сразу принял политическую направленность. Это не понравилось не только профсоюзному учредителю, но и партийным и городским властям. Клуб сначала попытались «поправить», а когда его лидеры проявили твердость в своих убеждениях — запретили его деятельность. В этот момент в клуб пришел и я, а чуть позже, уже в «подпольный» период его деятельности, присоединились к нам начальник радиотелепередающего центра Олег Егорович Жуганов и его заместитель Владимир Васильевич Большаков. Собирались чаще всего на квартире у Е.Г. Батракова, обсуждали ситуацию в городе и стране. Писали листовки, обращения в различные инстанции, организовывали сбор подписей за введение в стране «сухого закона». В таком составе и положении клуб просуществовал до середины 86-го года, когда заместитель председателя Республиканского ВДОБТа Антонина Александровна Шадричева и ответственный секретарь Галина Соотовна Арбаева взяли клуб под своё крыло. Это позволило в какой-то степени выйти из «подполья», но для наблюдения за деятельностью клуба был приставлен инструктор горкома КПСС Владимир Викулович Ларченко. Оказавшись добросовестным человеком и разобравшись в алкогольной проблеме, он вскоре стал не наблюдателем, а активным членом клуба. За это тут же поплатился своей партийной должностью.

Когда же в конце 86-го года я сдал в приёмную ЦК собранные подписи за введение «сухого закона» к 70— летию Октября, на членов клуба обрушились новые гонения. Кому объявили выговор по партийной линии, кому пригрозили увольнением, а Е.Г. Батракова реально попытались упрятать в «психушку». Пострадала и А.А. Шадричева — обком заменил её на более послушную и преданную работницу Л.А. Солоненко. Были в связи с деятельностью клуба «Луч» потери и в самом Хакасском обкоме КПСС. Так, получивший задание разоблачить «антисоветскую» деятельность трезвеннического клуба заместитель заведующего отделом агитации и пропаганды Ю.В.  Киреев дал честную и объективную справку о нашей работе. Вместо разоблачения посоветовал поддержать энтузиастов трезвости, активно выполняющих решения ЦК КПСС. Ему посоветовали изменить свою справку на «нужную» руководству и когда Юрий Васильевич отказался это сделать, его попросту освободили от занимаемой должности с «волчьим билетом»

И всё же, ещё в силе было постановление ЦК КПСС «О преодолении пьянства». Мы без больших потерь пережили эти гонения, не поступившись принципами. А в 87-м трезвенники вовсе перешли в наступление, захватив власть в городской организации ВДОБТ. Председателем её стал О.Е. Жуганов, в то время занимавший бескомпромиссную трезвенническую позицию. 1987-89 годы, видимо, можно считать лучшими в деятельности клуба «Луч». Еженедельные встречи не ради чаепития, а для обмена информацией, дискуссий. Планирования работы. Десятки лекций и бесед в трудовых коллективах, в школах. Публикации в заводских, городской и областной газетах. Дважды за эти годы мы приглашали в Хакасию В.Г. Жданова, организовывая ему многолюдные аудитории. Все это призывало в клуб новых людей. Не многие, конечно, становились его активистами, но среди новичков, включившихся в деятельность клуба, могу назвать Олега Владимировича Ишмаева, Сергея Андреевича Арефьева, Валентину Алексеевну Лукьянову, Сергея Михайловича Верхотурова, Любовь Алексеевну Колодочкину. Новый наблюдатель от горкома, Сергей Иванович Донковцев, хоть и не стал активистом клуба, но с пониманием относился к нашей деятельности и не мешал работе.

В 1988 году Е.Г. Батраков съездил в Ленинград к Ю.А. Соколову и привез на хакасскую землю метод Г.А. Шичко. Ещё несколько месяцев Евгений Георгиевич готовился самостоятельно, изучая различную психологическую литературу, прежде чем объявить первые курсы по избавлению от алкогольной и табачной зависимости. Батраков, как и Жданов не стал простым копировщиком методики Соколова, внеся в неё много своих находок и открытий. Это позволило ему добиваться хороших результатов и клуб «Оптималист», под флагом которого работал Е.Г. Батраков, быстро завоевал популярность в Хакасии. Помощницей в организационных и клубных делах на первых порах у Евгения Георгиевича была Г.С. Арбаева. В ноябре 89-го года к ним присоединился и я, оставив свою работу на заводе.

Заметную роль в распространении движения «Оптималист» сыграла Галина Алексеевна Король (Корчинская), организовавшая после курсов Е.Г. Батракова филиал клуба в г. Саяногорске. Галина Алексеевна была не только руководителем клуба, но и сама несколько лет активно проводила курсы по методу Шичко. Подобно ей в своём Аскизском районе работал Александр Михайлович Смышляев, который и сам, освоив метод, вел курсы и был организатором выездных курсов Е.Г. Батракова. Кроме того, А.М.  Смышляев умело налаживал взаимодействие как с районными властями, так и с местными СМИ. Так районная газета «Хакасский труженик» на протяжении нескольких лет регулярно, раз в месяц, публиковала целую тематическую страницу «За трезвость!».

Политическое разделение трезвенников г. Абакана на патриотов и демократов в 1990 году парализовало работу клуба «Луч» на многие годы. Хотя перед этим мы сумели с помощью ВДОБТ выдвинуть кандидатами и даже провести в депутаты городского и областного Советов несколько наших трезвенников и примкнувших к ним «демократов» из клуба «Гражданин».

Оздоровительные центры «Витас» и «Оптималист»

В июне 1990 года мы совместно с О.В. Ишмаевым и Е.Ф.Ивановой, организовали в Абакане филиал Красноярской организации «Витас», занимавшейся антиалкогольным лечением по методу Довженко. Наш филиал уже в ноябре того же года стал самостоятельным оздоровительным центром. Основным направлением в своей деятельности мы выбрали оздоровительные курсы с использованием метода Г.А. Шичко. Проводились и традиционные курсы по избавлению от алкогольной и табачной зависимости, а также антиалкогольное лечение методом коннекционного блокирования. Параллельно с этим лечением мы проводили просветительскую работу, как с пациентами, так и с их родственниками. Вели такую работу и с населением через СМИ и даже издавали свой информационный бюллетень «Здравствуйте люди!», редактором которого был Владимир Петрович Клевцов. Важным в деятельности «Витаса» была подготовка новых преподавателей-методистов по методу Шичко и расширение сферы деятельности организации. Таким образом мы сумели под крышей «Витаса» не только объединить известных специалистов, таких как В.Г. Жданов, Е.М.  Малышев, Г.Н. Лепилина, Э.М. Кузнецов (все из Новосибирска), О.В. Ишмаев из Абакана, Г.В. Рейш из Красноярска, Н.А. Хисаева из Черногорска, но и подготовить полтора десятка новых преподавателей. Среди подготовленных в эти годы методистов не могу не назвать Виктора Фёдоровича Чекалдина, Сергея Николаевича Акимова, Сергея Васильевича Гесса, Сергея Андреевича Арефьева, Галину Александровну Савченко (все из Абакана), Елену Васильевну Иванову и Ирину Евгеньевну Бондаренко из Новокузнецка, Нину Михайловну Чудаеву и Елену Павловну Казакову из Красноярска, Владимира Алексеевича Коняева из Ангарска, Наталью Ивановну Филоненко из Назарово, Людмилу Петровну Фатюшину из Ужура, Любовь Серафимовну Тропину из Минусинска. Не называю здесь имен тех, кто сотрудничал с «Витасом» меньше года.

Значительный вклад в успешную деятельность «Витаса» внёс врач-психотерапевт Игорь Валерьевич Малюткин, который своей методикой мягкого кодирования, основанной не на страхе, а на убеждении, не только расширил возможности организации, но и принёс ей признание в медицинских кругах. Врач-терапевт Лидия Михайловна Крушинова несколько лет развивала в «Витасе» оздоровительно-профилактическое направление с использованием препарата «Виватон». Все это позволило «Витасу» работать не только в Хакасии, но и в 30 городах Сибири от Братска до Омска. В лучшие годы (1992-94 гг.) вместе с консультантами в этих городах и минимальным штатом организаторов-управленцев в штаб-квартире в Абакане в «Витасе» работало более ста человек. Деятельность оздоровительного центра «Витас» никто не запрещал, никто его не притеснял. Его просто задушили в октябре 96-го экономически, зажав в тиски между двумя действующими законами.

Параллельно с «Витасом» в эти же годы действовал в Абакане и ТОО «Центр психологической помощи «Оптималист» со своим бессменным руководителем Е.Г. Батраковым. Он, подготовив несколько преподавателей: Александра Михайловича Смышляева, Льва Николаевича Нербышева, Владимира Николаевича Тутатчикова и других, сосредоточил свои усилия на работе в Хакасии. В 1994 году Евгений Георгиевич выступает инициатором разработки и принятия закона «О запрещении рекламы и пропаганды алкоголя и табака в Республике Хакасия», а в 1995 г. создаёт Республиканскую партию трезвости, регистрирует и издает печатный орган этой партии, газету «Соратник».

Потери и приобретения

Удивительным образом отошёл от трезвеннической деятельности, а в определённом смысле стал и врагом трезвости О.Е. Жуганов, избранный в 1996 году председателем Абаканского городского Совета. Его примеру последовал и В.В. Большаков, ставший депутатом городского совета. Никак не поддерживал трезвенников и трезвость Н.Г. Булакин, став в мэром г. Абакана, хотя ещё год назад именно он руководил разработкой Закона «О запрещении рекламы и пропаганды алкоголя и табака в Республике Хакасия». Не проявил никакой активности в решении алкогольной проблемы и В.В. Ларченко, попав на работу в администрацию города. Таковы печальные итоги вхождения во власть трезвенников Абакана.

Большое значение в поддержке трезвеннического движения Хакасии имеют курсы В.Г. Жданова, который, начиная с 1994 года, регулярно один-два раза в год приезжает в Абакан. Кроме проведения курсов, Владимир Георгиевич зачастую выступает на телевидении, встречается с руководителями города и республики и, конечно же, с активистами трезвеннического движения. Благодаря такой деятельности Жданова в 1995 году к трезвенническому движению Хакасии подключается преподаватель курса «Основы безопасности жизнедеятельности» одного из профтехучилищ г. Абакана, Александр Алексеевич Бородин, сначала в роли ассистента на курсах Жданова, а затем занимает видное место в деятельности СБНТ и партии трезвости Республики Хакасия.

В 1999 году, не пройдя перерегистрацию, прекратила своё существование Республиканская партия трезвости, но почти одновременно нам удалось зарегистрировать Хакасскую региональную политическую общественную организацию «Союз борьбы за народную трезвость Республики Хакасия», ставшую впоследствии одним из учредителей Общероссийской политической организации СБНТ. В августе 2000-го года СБНТ РХ учреждает и проводит государственную регистрацию газеты «Соратник», тем самым расширяя возможности газеты Союза борьбы за народную трезвость.

После почти одновременного прекращения деятельности центра «Витас» и ТОО «Центр психологической помощи «Оптималист» в 1996 году в оздоровительной деятельности наших соратников не было организованности. Каждый, кто смог удержаться на плаву, работал самостоятельно, почти все, за исключением Е.Г. Батракова, Г.А. Савченко, Л.Н. Нербышева, выезжали на «заработки» за пределы Хакасии. Лишь в 1999-2000 году Е.Г. Батраков совместно с Александром Фёдоровичем Чекалдиным, Л.Н. Нербышевым, О.В.  Ишмаевым предпринимают усилия для объединения соратников под крышей Центра психологической помощи «Оптималист». Это во многом удается и в центре кроме названных начинают работать Г.А. Савченко, Г.И. Кимаева, а также психологи из Абакана и Минусинска, в трезвенническом движении не участвующие. Идейным руководителем центра остаётся Е.Г. Батраков, а финансово-хозяйственное руководство переходит к А.Ф.Чекалдину.

Такова обзорная картина трезвеннического движения, просветительской и оздоровительной деятельности трезвенников Хакасии.

Тюменский съезд

Расскажу ещё о нескольких общих мероприятиях, отражающих тенденции развития трезвеннического движения.

IX съезд СБНТ, состоявшийся в декабре 1996 года в Тюмени был одним из самых многочисленных и хорошо организованных. В его подготовке участвовал не только Тюменский клуб «Соратник», ставший к тому времени одним из сильнейших в стране, но и давние соратники, работающие в различных государственных структурах. Юрий Артемьевич Андреев, Александр Александрович Зверев, Лариса Владимировна Пашнина, Татьяна Владимировна Коба — руководители клуба сумели зажечь идеей съезда «Трезвое, здоровое будущее нашим детям и обществу» не только своих соратников, но и многих чиновников городской и областной администрации, горожан. Съезд проходил в одном из лучших залов города. Открытие съезда приветствовали не только представители власти, детские коллективы, но и — впервые — благословение епископа Тюменского и Тобольского передал съезду и участвовал в его работе священник Русской Православной Церкви отец Николай. Все это не могло не отразиться на работе съезда. На заседании координационного совета был намечен четкий план работы съезда. По установившейся уже традиции съезд открылся исполнением гимна Союза борьбы за народную трезвость, который, несмотря на свою самодеятельную природу, мелодией и словами соответствует духу нашего движения.

Владимир Георгиевич Жданов представил съезду развернутый доклад, содержащий как анализ ситуации, так и взгляд на дальнейшие пути развития движения. По моему мнению, это было одно из лучших выступлений В.Г. Жданова, которое задало тон продуктивной работе съезда. Выступления делегатов были лаконичными и деловыми. Ю.А. Андреев из Тюмени, Ф.М. Калинчук из Украины, Б.А. Ларионов из Беларусии, А.Н. Глущенко с Алтая, М.И. Саунин из Ульяновска, В.Н. Волков из Сарова и другие не столько похвалялись своими достижениями, сколько размышляли над стратегией и тактикой трезвеннического движения в современных условиях. А условия в стране были более чем катастрофическими. Народ, обманутый народ, только что избрал на второй срок президента-спаивателя. На фоне политического безволия и экономической разрухи продолжала нарастать алкоголизация населения. Уровень потребления алкоголя, не менее 80 процентов которого шло по подпольным каналам, достиг уже 20–25 литров абсолютного алкоголя на душу населения, в 3-4 раза превысив критическую черту, определенную ВОЗ. С 1992 года Россия стала вымирающей страной, когда количество смертей превысило рождаемость. И год от года этот разрыв увеличивался.

Всё большую опасность для страны представляла наркотическая угроза. Международная наркомафия с успехом осваивала просторы бывшего СССР при преступном попустительстве властей и правоохранительных органов. Наркомания, искусственно подогреваемая СМИ, расползалась по стране, проникая во все слои общества. Не лучшая ситуация была в Беларуси и на Украине. В этой ситуации съезд принял программное решение, в котором кроме усиления борьбы политическими средствами одной из основных задач СБНТ ставилась работа по духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения.

Девятый съезд СБНТ был пока единственным, материалы которого были опубликованы в полном объёме (благодаря стараниям тюменских соратников). Этот съезд был одним из немногих, который освещался СМИ, хотя бы на региональном уровне.

Сразу после съезда мне довелось участвовать во встрече трезвенников, посвященной 10-й годовщине ленинградского «Оптималиста». Поздравить клуб и его основателя Ю.А. Соколова съехались соратники из многих уголков СНГ. Конечно, праздничная атмосфера юбилея разительно отличалась от деловой на тюменском съезде. И если бы не программное выступление Фёдора Григорьевича Углова, да ещё нескольких соратников, в деловом плане эту встречу можно было бы считать бесполезной.

***

1997 год не был насыщен общероссийскими мероприятиями СБНТ. Даже съезд, намечавшийся на декабрь этого года в Новосибирске был перенесён на следующее лето. Как всегда прошёл слёт на Тургояке, состоялись и обычные региональные мероприятия: майские встречи в Минске, встречи Волго-Вятского содружества и другие. Существенными на этом фоне стали несколько новых мероприятий. В марте в Нижнем Новгороде состоялся 3-й Международный семинар по собриологии, валеологии, социальной педагогике и алкологии. Как и первые два в 1996 году, организовал этот семинар под эгидой Интернационального союза безнаркотического воспитания, других международных и российских организаций Александр Николаевич Маюров.

Целью этих семинаров было объединение интеллектуальных усилий не только различных трезвеннических организаций страны, но и привлечение научного потенциала всевозможных учреждений и институтов, так или иначе связанных с решением проблемы наркотизма. То есть, семинар был сориентирован на рассмотрение самых разных аспектов проблем, связанных с распространением в обществе как нелегальных, так и легальных (алкоголь, табак) наркотиков. Большое внимание в тематике семинаров уделялось вопросам антинаркотического, трезвеннического воспитания подрастающего поколения. Для большей эффективности этого направления семинара Александр Николаевич привлекал большую группу педагогов-воспитателей, которые, пройдя обучение на семинаре, должны были нести эти знания в школы, училища, ВУЗы. В подтверждение разнообразия тематики семинара приведу названия и авторов лишь нескольких докладов, прочитанных в рамках программы:

— «Основы искусства трезвеннического воспитания молодёжи», профессора из Владимира Л.К. Фортовой;

— «МКН: Некоторые аспекты профилактической деятельности по сокращению незаконного оборота наркотиков», заместителя председателя Международного комитета по наркотикам Ю.А. Аршеневского;

— «Бессознательные механизмы психологической защиты и девиантного поведения», профессора из Нижнего Новгорода О.В. Трошина;

— «Проблемы потребления психоактивных веществ несовершеннолетними», представленный отделом специальных и реабилитационных учреждений Минобразования России;

— «Методологические основы собриологии», профессора и организатора семинара А.Н. Маюрова.

Примечательно, что не присутствовавший на семинаре академик Ф.Г. Углов представил на него два своих доклада: «Реабилитация алкоголя — не кощунство, а преступление» и «Принципы православия и духовное возрождение русского народа», которые также были опубликованы в материалах конференции.

Эти семинары, в отличие от многих трезвеннических мероприятий, проходили на более высоком научном и организационном уровне, с обязательным изданием тезисов докладов. Это позволило познакомиться с содержанием как прозвучавших, так и по каким-то причинам только заявленных докладов широкому кругу заинтересованных лиц, как в России, так и за её пределами.

Вторым знаковым событием 97-го года явилась первая Минская конференция, посвященная отрезвлению общества. В организации ее, очевидно, участвовали многие белорусские соратники, общественные организации и государственные структуры, но на видимую роль организатора выдвинулся на этом этапе Владимир Александрович Сацевич из города Корбин. Значимость этой конференции определилась не только участием в ней Ф.Г. Углова, В.Г. Жданова и видных учёных Беларуси, но и тем, что проходила она под патронажем администрации президента, хотя сам А.Г. Лукашенко участия в работе конференции не принимал.

Под занавес года в промерзшем Новосибирске прошли ещё две региональные конференции «Политика отрезвления и возрождения России». Хотя большего отклика со стороны государственных структур эти конференции не получили, но брошюра с материалами конференций была разослана во многие организации и учреждения, став ещё одной каплей, которая камень точит.

На политические рельсы

Десятый, юбилейный съезд СБНТ, несмотря на сопротивление многих соратников состоялся в июле 1998 года одновременно с традиционным слётом на Тургояке. Хотя первое заседание съезда проходило во дворце Культуры Автомобилестроителей города Миасса, «съезд в шортах», как метко окрестили его соратники, не имел, на мой взгляд, высокого политического звучания. Правда, мы приняли ряд очень резких заявлений в адрес Президента и Правительства, направив их адресатам телеграммой. СМИ, как всегда, замолчали наши решения, и для широкого круга населения деятельность СБНТ все эти годы остаётся неизвестной. Съезд принял решение о регистрации СБНТ как общественно-политического движения и поручил мне, как только что избранному второму заместителю председателя СБНТ, возглавить эту работу

К ноябрю 98-го года был разработан проект Устава и другие необходимые учредительные документы для региональных политических общественных организаций Союза борьбы за народную трезвость. Документы были разосланы более чем в 40 регионов, но за первую половину 99-го года удалось зарегистрировать самостоятельные региональные организации лишь в пяти: Республике Хакасия, Краснодарском и Красноярском краях, Кировской и Пермской областях. Если в Хакасии регистрация прошла относительно легко благодаря личному участию в этом деле заместителя Минюста РХ Сергея Николаевича Манахова, с большим пониманием относившегося к трезвенникам, то в остальных регионах СБНТ была зарегистрирована только беспримерной настойчивостью Владимира Геннадьевича Варанкина (Краснодарская), Сергея Сергеевича Аникина (Красноярская), Петра Георгиевича Дубенецкого (Кировская), Игоря Витальевича Зорина (Пермская). В других же регионах, чтобы пробить железобетонное нежелание управлений и министерств юстиции регистрировать новую политическую организацию, идущую под флагом трезвости, настойчивости наших соратников не хватило.

В августе 1998 года произошло ещё два примечательных события в жизни трезвеннического движения.

На Байкале состоялся 1-й региональный слёт трезвенников «Открытая трезвость», организованный по инициативе В.А.  Коняева из г. Байкальска, Иркутской области. Владимиру Алексеевичу, как это принято у нас, пришлось свою инициативу вытаскивать на собственных плечах, являясь не только идейным вдохновителем, но и главным организатором как первого, так и всех последующих слётов.

Второе событие — это первая многочисленная (более тридцати человек) поездка трезвенников из России, Украины, Беларуси на конгресс IOGT в Швецию. Впервые состоялся контакт этой всемирной трезвеннической организации не только с представителями их действительного члена — МНАТ К.С.  Красовским, В.М. Ловчевым, А.Н. Маюровым, но и с лидерами и членами более массовых трезвеннических движений наших стран — СБНТ и «Оптималист»: В.Г. Ждановым, Ю.А. Ливиным, Б.А. Ларионовым, Н.Т. Дегтяревым и другими. Несмотря на различие в подходах и даже в принципах трезвеннической работы (немало членов IOGT, признавая табак наркотиком, сами не отказываются от курения), это общение принесло нашим соратникам много интересных открытий. Особенно поразили и порадовали всех успехи государственной антиалкогольной и антинаркотической политики в Швеции и Норвегии, которые к тому времени подвели эти страны не только к почти полному добровольному отказу шведов и норвежцев от алкоголя и табака, но и помогли достижению этими странами самых высоких экономических и социальных показателей в Европе.

Своим чередом в 98-м году прошли два международных семинара по собриологии: 5-й в Нижнем Новгороде и 6-й в Алуште. Состоялась и вторая Международная научно-практическая конференция в Минске, теперь под названием «Здоровый образ жизни и трезвость — стратегия будущего Республики Беларусь». И на этой конференции основными докладчиками были Ф.Г. Углов и В.Г. Жданов.

Не получив желаемого результата в регистрации самостоятельных региональных организаций, во второй половине 1999 года мы изменили тактику. Стали создавать региональные отделения Общероссийской политической организации СБНТ. Это удалось, и на объединенный съезд трезвеннических движений в октябре 99-го года в Санкт-Петербурге приехали делегаты от 46 региональных отделений. Это позволило нам не только провести XI съезд СБНТ, как неформальной международной организации стран СНГ, но и учредительный съезд Общероссийской политической организации СБНТ.

В дальнейшем оформлении необходимых документов и сдаче их на регистрацию в Минюст РФ кроме меня самое активное участие приняли москвичи Маргарита Владимировна Васильева, председатель Московского регионального отделения СБНТ, и Маргарита Анатольевна Зорько, избранная на съезде ответственным секретарем Общероссийской организации. Сдать документы им удалось 30 декабря за десять минут до окончания последнего рабочего дня 1999 года! Прошло ещё несколько месяцев придирчивых проверок Минюста как сданных документов, так и отделений в регионах, и 5 июня 2000 года Минюст выдал свидетельство №3904 о регистрации СБНТ как Общероссийской политической организации. Это была победа, налагающая на нас ещё большую ответственность за судьбу страны.

Завершая столетие

Возвращаясь к 99-му году, вынужден констатировать, что ничего существенного в трезвенническом движении в этом году не произошло. Как и в предыдущие годы, прошло два международных семинара по собриологии. На 7-м в Нижнем Новгороде мне довелось побывать и, как мне показалось, уровень его против предыдущего не повысился, а даже снизился. Пожалуй, только доклад президента Международной Славянской академии (МСА) Б.И. Искакова «Алкогеноцид славянских народов» выделялся своей остротой и содержал много новых данных о социальных и демографических последствиях преступной политики алкогеноцида. Именно в этом исследовании Борис Иванович показал, что если в ближайшие годы принципиально не изменится государственная политика в отношении к здоровью и жизни людей, то уже к 2045 году, по образному выражению Искакова, «в России некому будет праздновать столетие победы над фашистской Германией». То есть, осуществятся самые зловещие планы мирового правительства по уничтожению населения ещё недавно одной из самых могущественных и самой богатой природными ресурсами державы мира без применения «горячей войны».

Тургояк-99 мало чем отличался от прошлых. Сотни палаток среди сосен на берегу живописного озера. Две — две с половиной тысячи трезвенников из России, Украины, Беларуси, Казахстана, для которых поездка на Тургояк стала уже неотъемлемой частью их образа жизни. В последние годы много молодёжи, детей, зачастую предоставленных самим себе и, к сожалению, не всегда разделяющих убеждения родителей. Днем занятия на курсах, семинарах. Вечерами общение у костров, песни, танцы. Все это настраивает на лирический лад, дает душевное отдохновение. Но в последние годы у части «старых» соратников стало появляться чувство неудовлетворенности из-за однообразия мероприятий. Нужна новая струя, новые идеи. Тем же летом новым было только более организованное проведение семинара по собриологии, который уже несколько лет проводил на Тургояке учёный-этнограф из Красноярска Виктор Павлович Кривоногов, да участие в работе слёта православного священника-трезвенника из Санкт-Петербурга о. Александра Захарова.

Уже упоминавшийся объединенный съезд трезвеннических движений был приурочен и посвящен 95-й годовщине Фёдора Григорьевича Углова. Безусловно, нужны и такие мероприятия, особенно в отношении столь неординарной личности как всеми нами любимый и уважаемый человек — академик Углов. Но уж, коль мы это мероприятие назвали съездом, нужна и его деловая часть. Но, к сожалению, в Санкт-Петербурге эта часть была плохо организована, хотя Валентина Павловна Соловьева практически в одиночку тянувшая этот воз, работала на износ. Не удалась в полной мере декада трезвости, в которой приняли участие В.Г. Жданов, Н.В. Январский, Е.М. Малышев, Г.В. Лепилина и другие соратники — слишком малы были аудитории слушателей. И на самом съезде деловая часть была слишком ущербной. Сказалась и слабая организация и внутренние противоречия в самом движении, о чем чуть ниже. Так что, если бы не рабочее заседание координационного совета и не учредительный съезд Общероссийской политической организации СБНТ, практическая польза от этого мероприятия была бы близка к нулю.

В конце 99-го, начале 2000-го года мне довелось руководить ещё одной работой — разработкой нового проекта Федерального Закона «О социальных основах государственной антиалкогольной политики». В его разработке участвовали многие соратники: А.А. Зверев из Тюмени, В.В. Куркин из Петропавловска-Камчатского, Г.С. Купавцев из Новокузнецка, Л.Н. Желнина из Тобольска, В.Н. Волков из Сарова и другие. Но основной груз черновой работы по компоновке и техническому оформлению проекта пришлось выполнять А.А. Бородину из Абакана. Принял участие в окончательной шлифовке текста проекта и В.Г. Жданов. В январе-феврале 2000 г. этот проект был передан обоим реальным претендентам на должность Президента Российской Федерации Г.А. Зюганову и В.В. Путину, в Правительство РФ и через соратников — нескольким депутатам Госдумы. Ответ был получен только из администрации избранного Президента, что проект передан на рассмотрение специалистам министерств. Остальные молчат. Понятно, что продвинуть этот проект к рассмотрению в Госдуме могут только убеждённые в необходимости принятия такого закона депутаты, готовые воевать за него. Таковых пока не находится. Прежде чем рассказать о завершающем это повествование двухтысячном годе, немного о наших внутренних проблемах, которые помогут понять происходящие в последнее время события в трезвенническом движении.

О разных направлениях деятельности

Начиная с 1990 года в деятельности СБНТ и «Оптималиста», кроме освоенных к тому времени курсов избавления от алкогольной и табачной зависимости, появляются и курсы по избавлению от лишнего веса с использованием метода Г.А. Шичко. Мне трудно сказать, кто был автором этой идеи, но в распространении курсов по избавлению от лишнего веса (иначе, курсов по питанию) огромную роль сыграл Анатолий Алексеевич Байкалов из Иркутска. Он, подобно В.Г. Жданову, объездил много городов, обучая соратников своей методике. Дважды он проводил свои курсы и в Абакане, положив начало оздоровительной деятельности центра «Витас», который с 1990 по 1996 год работал в тридцати городах Сибири.

Другим оздоровительным курсом, взятым на вооружение трезвенническим движением, стал курс восстановления зрения, который, используя методику американского офтальмолога У.Бейтса, соединив её с методом Г.А. Шичко, разработал Игорь Николаевич Афонин из г. Череповца. Этот промышленный город на Вологодчине и раньше был одним из трезвеннических центров, а с 1994 года становится ведущим в распространении уникальной методики Шичко-Бейтса по восстановлению зрения. Игорь Николаевич со своими соратниками Тамарой Николаевной Кульковой и Сергеем Анатольевичем Егоровым организовали в Череповце семинар, на котором за три года обучили своей методике сотни руководителей курсов. Большую роль в распространении этой методики сыграла и Светлана Ивановна Троицкая из Санкт-Петербурга, которая по приглашению соратников проводила курсы восстановления зрения во многих городах. Дважды была она и у нас в Абакане.

Включение в деятельность трезвеннических организаций курсов по питанию и зрению было продиктовано двумя причинами — необходимостью выживания во всё ухудшающихся экономических условиях и потребностью расширения аудитории, получающей правдивую информацию по алкогольно-табачной проблеме. Оздоровительные курсы позволили привлечь к этому большое количество так называемых «культурнопитейщиков», которые ещё не имеют серьёзных проблем с алкоголем, но которые, с одной стороны, являются главными распространителями пьянства в обществе, а с другой, именно они решают очень многие вопросы в жизни этого общества.

Освоение этих направлений имело и свою отрицательную сторону. Многие, увлекаясь курсами по питанию и зрению, обеспечивающими им финансовое благополучие, забывали о своей главной задаче — нести людям правду об алкоголе. Это противоречие несколько лет оставалось в трезвенническом движении предметом споров и дискуссий. Как сочетать оздоровительные курсы с трезвеннической работой? Как найти золотую середину? Эти вопросы для некоторых стали неразрешимыми. Кто-то полностью ушёл в коммерческую деятельность, забыв о курсах и начав распространять различные, модные в то время порошки и пищевые добавки для похудания или «очки с дырочками» для исправления зрения. Кто-то, напротив, вопреки всем финансовым трудностям, продолжал вести только алкогольно-табачные курсы. Кто-то научился сочетать трезвенническую работу с курсами по питанию и зрению.

Кроме этого материального противоречия, было в трезвенническом движении и противоречие духовного плана. Естественно, что после семидесятилетнего периода атеистического воспитания, почти все мы вошли в движение, не имея духовных ориентиров. Хотя, как оказалось, большинство людей нашего поколения на удивление оказалось крещёнными, и считавшими себя православными, но понятия о православной вере практически никто не имел. Те же нравственные идеалы, на которых нас воспитывали при Советской власти, в одночасье были разрушены. И вот, в этой ситуации, в самом начале деятельности СБНТ и «Оптималиста», в движение пришли последователи оздоровительной системы П.К. Иванова. Её почти безоговорочно приняли на вооружение чуть ли не все клубы, очень многие руководители курсов. Эту систему, как панацею от всех болезней рекомендовали слушателям курсов как алкогольно-табачных, так и курсов по питанию и зрению. Но при всех положительных оздоровительных эффектах, система содержала и ряд мистических процедур, которые уводили особо увлекающихся в дебри псевдорелигиозных заблуждений. Это не осталось не замеченным частью руководителей курсов и активистов движения — тех, кто раньше оказался ближе к Церкви.

Это, прежде всего, Владимир Алексеевич Михайлов, который увёл за собой второе крыло клуба «Оптималист». Уже в 1992 году в Санкт-Петербурге этот клуб был преобразован в православный клуб «Бодрствование». С 1993 года эта часть питерских трезвенников работает по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (после его кончины по благословению митрополита Владимира) и под непосредственным духовным окормлением сначала о. Александра Захарова, а ныне о. Иоанна Миронова. Ушла в Могочинский монастырь одна из первых руководительниц курсов Вера Гришутина из Мысков, Кемеровской области. Ушла не одна, а вместе со своими родителями, тоже видными деятелями трезвеннического движения. Там же подвизается монах Амвросий — в миру Владислав Гайдаенко, молодой, подававший большие надежды руководитель курсов из Новосибирска. Уже несколько лет, как ушёл под стены Могочинского монастыря, а ныне служит диаконом Анатолий Николаевич Меняйло, один из самых талантливейших руководителей курсов, которого по сей день с тоской вспоминают на всех встречах трезвенников.

С 1994 года на некоторое время отошёл от трезвенной деятельности Игорь Владимирович Бачинин из Екатеринбурга, несколько лет работавший в миссионерском отделе Екатеринбургской епархии, а сейчас являющийся председателем Всероссийского Иоанно-Предтеченского Православного братства «Трезвение». Ещё несколько человек из трезвеннического движения стали священниками. Всё это не прошло бесследно для движения. Несколько лет сохранялось противостояние трезвенников, склоняющихся к православию, и ярых последователей П.К. Иванова. Когда в 1996 году Ф.Г. Углов и В.Г. Жданов, лидеры СБНТ, стали на различных встречах говорить, что исконная наша вера — православие и что надо к ней самим идти и людей призывать, в движении наметился тихий раскол.

На духовную основу

После нескольких лет исканий, духовной основой в деятельности СБНТ официально стало православие. Учитывая многонациональность и многоконфессиональность нашей страны, в Решении IX съезда СБНТ (декабрь 1996 года) записано: «...главным в своей деятельности считать работу по духовному отрезвлению народа, опирающуюся на духовные ценности православия и других традиционных конфессий в нашей стране». Однако, решения съезда, других руководящих органов в СБНТ носят рекомендательный характер и направленность в деятельности местных организаций, клубов зависит в конечном итоге от духовно-нравственных ориентиров руководителей этих коллективов. А среди них, кроме православных и мусульман, есть и маловерующие, убеждённые и неосознанные оккультисты, воинствующие атеисты, и последователи П.К. Иванова. В последние два года к этому добавилось и увлечение части трезвенников неким псевдопатриотическим «народным» движением «к богодержавию», по определению Церкви являющегося воинствующей антиправославной сектой. Все эти обстоятельства и послужили побудительным мотивом к созданию православной трезвеннической организации.

Другой немаловажной причиной создания такой организации является потребность объединения усилий православных трезвенников-мирян и священнослужителей Русской Православной Церкви в преодолении таких распространённых пороков как пьянство и наркомания. Положительный опыт такого объединения имеется в Санкт-Петербургской, Екатеринбургской, Иркутской и других епархиях. Такой опыт был и в служении Русской Православной Церкви в конце XIX, начале XX века.

Учитывая всё это, группа православных трезвенников из Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Минусинска, встретившихся на Конгрессе Православной прессы в марте 2000 года в Москве, выступила с инициативой создания организации «Православное братство трезвения». Инициативная группа поручила мне возглавить оргкомитет и подготовить необходимые учредительные документы.

В оргкомитет братства вошли:

— иерей Александр Захаров, настоятель храма во имя иконы Божией Матери «Державная», Санкт-Петербургская епархия;

— диакон Анатолий Меняйло, клирик храма Могочинского женского монастыря, Томская епархия;

— В.А. Михайлов, председатель православного клуба трезвости во имя св. мч. Вонифатия, г. С-Петербург;

— В.А. Цыганков, заместитель Президента Фонда «Санкт-Петербургское православное общество трезвения», г. С-Петербург;

— Г.А. Плешкова, председатель Совета региональной организации «Трезвость», г. Москва;

— М.И. Саунин, г. Киев (временно проживает в Москве), православный трезвенник;

— И.В. Бачинин, председатель приходского совета храма Успения Пресвятой Богородицы, Екатеринбургская епархия;

— З.А. Павина, ответственный секретарь газеты «Православный Благовестник», Абаканской и Кызылской епархии.

В июле 2000 г. православные трезвенники провели своё первое организационное собрание в селе Меркушино, Верхотурского района, Свердловской области. На собрании обсудили проект Устава, вопросы сотрудничества и обмена информацией. Приняли решение об издании газеты «Трезвение», подготовили и направили прошение Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II на благословление создания «Православного братства трезвения». Идея создания братства уже поддержана несколькими архиереями Русской Православной Церкви.

С надеждой на будущее

Грядущий век и тысячелетие вселяет надежды, что и на государственном уровне, наконец-то, будут решаться проблемы защиты населения от алкоголизации, наркотизации, табакокурения, что будут в нашем обществе возрождаться духовно-нравственные ценности и что здоровый образ жизни станет на деле нормой жизни россиян, украинцев, белорусов.

Надежды есть, но сидеть, сложа руки и ждать, когда они осуществятся, нельзя. Надо действовать. Надо СБНТ, как политической партии принять свою реальную программу действий и добиваться её выполнения. Видимо, и «Оптималист» на своём предстоящем съезде скорректирует свою программу исходя из современных условий. Надо и зарождающемуся православному братству трезвости иметь осмысленную программу действий.

В качестве примера активных действий приведу итоговый документ IX Международного семинара по собриологии, валеологии, социальной педагогике и алкологии, недавно состоявшегося в Севастополе.

РЕЗОЛЮЦИЯ

IX Международного семинара по собриологии, валеологии, социальной педагогике и алкологии

(Севастополь, 25 сентября 2000 г.)

Всесторонне обсудив проблему и отметив некоторые подвижки в их решении, специалисты из 6-ти стран приняли резолюцию, в которой рекомендуют:

1. Президентам и правительствам России, Украины, Беларуси принять всеобъёмлющие программы переориентации государственной политики на здоровый образ жизни. В качестве первоочередного шага таких программ принять законы о немедленном запрещении всех видов рекламы табачных и алкогольных изделий, в том числе пива, а также пропаганды курения и алкоголепития в средствах массовой информации.

2. Установить постоянное сотрудничество и обмен опытом по вопросам профилактики и преодоления наркомании, курения, алкоголепития между государственными структурами и общественными организациями как внутри стран, так и на международном уровне.

3. Всем государственным структурам и общественным организациям, занимающимся профилактикой наркозависимостей, сместить акценты с показа негативных последствий наркомании, курения, алкоголепития на широкую и всестороннюю пропаганду преимуществ трезвого, здорового образа жизни через СМИ, образовательные и воспитательные учреждения, учреждения культуры, здравоохранения, спорта, туризма, и молодёжные организации.

4. Учитывая высокую значимость личного примера, руководителям различного ранга всех ветвей и уровней власти, работникам сферы образования и воспитания, здравоохранения, правопорядка, культуры, спорта, туризма, молодёжных организаций принять личные усилия к освобождению от вредных привычек курения и алкоголепития с последующим, через 2–3 года, запретом на занятие этих должностей людьми имеющими эти вредные привычки.

5. Использовать опыт Республики Саха (Якутия) по сохранению генофонда народов республики и внедрению здорового образа жизни всем регионам России, Украины, Беларуси.

6. Всем гражданам России, Украины, Беларуси оказывать действенную помощь правоохранительным органам в пресечении деятельности наркобизнеса, в том числе и незаконной алкоторговли, а также своим личным поведением подавать молодёжи, подрастающему поколению пример трезвого, здорового образа жизни.

Принято единогласно.

Важно, чтобы эти рекомендации дошли до адресатов. Важно, чтобы и власти и народ услышали призыв трезвенников.

P.S. Знаю, что историю ТД пишет А.Н. Маюров, Ф.Н. Петрова и не только они. Возможно, те свидетельства будут и полнее, и интереснее. Но я всё же решил, что не стоит оставлять под спудом то, что уже сделано. Пусть мой взгляд, мое видение истории узнают соратники. Может тогда у кого-то появится желание рассказать и об истории движения в его городе, его регионе.

Публикуется по статье «Краткая история Пятого трезвеннического движения» (в сокращении).


Григорий Иванович Тарханов,
зам. председателя СБНТ,
редактор газеты «Соратник»
(Абакан-Севастополь-Абакан, сентябрь 2000 г.)

Опубліковано: 2009 р.