Офіційний сайт руху

Сухий закон у Російській імперії та СРСР (1914–1925)

То, о чём мечтали лучшие умы человечества — трезвая жизнь всего народа, в наших условиях полной грамотности населения, — это вполне возможно и осуществимо. В 1914 г., уже в преддверии и даже в начале войны, под давлением общественных патриотических сил был издан царский указ о разрешении местным органам власти запрещать производство и продажу всех видов алкогольной продукции на своей территории.

Торговля алкогольными изделиями была прекращена с 19 июля 1914 г. в соответствии с заранее обусловленной (в мае того же года) нормой — на время мобилизации, а в конце августа продлена на всё время войны. «Запрет», однако, не касался продажи церковного вина в храмах и всех видов спиртных напитков в питейных заведениях, посещавшихся представителями состоятельных классов и сословий (ресторанах первого разряда и буфетах при собраниях и клубах). Это были не единственные отступления от «сухого закона», который явился «принудительной трезвостью» преимущественно для рабочей силы, в которой нуждались российские «неалкогольные» промышленники.

Впрочем, и питейный капитал не стал безмолвной «жертвой» условий военного времени. Винокуры и пивовары получили от правительства соответствующую компенсацию за отнятые прибыли, и делалось это за счёт масс. Для виноторговцев же ещё в декабре 1916 г. министерство финансов в очередной раз продлило на полгода право торговли винами довоенного производства. Питейный капитал и в годы «сухого закона» получал миллионные прибыли. Эти сведения, о которых не упоминает популярная литература времен «запрета», содержатся в ежегодных отчётах главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей, в «Правительственном вестнике» и «Вестнике временного правительства» и в других источниках. Они — лишнее подтверждение лицемерия попыток представить царский «сухой закон» как средство отрезвления народа ради его благосостояния.

О том, какое благотворное влияние на все стороны жизни народа и государства оказал этот закон, имеется строго объективная научная литература. Поэтому, те, кто пишут, что он «не принёс ничего хорошего» — просто нагло лгут. На самом деле страна сразу же ожила: резко снизилась преступность, резко снизилось количество пьяниц и психических больных (см. Введенский И. Н. Опыт принудительной трезвости).

На производстве уже через год производительность труда повысилась на 9-13 процентов. Прогулы снизились на 30-40%. В сберегательные кассы потекли крупные суммы денег, которые позволили министерству финансов ставить вопрос о больших финансовых реформах.

Главное же — это отношение народа к этому закону. Мафия предупреждала, что начнутся алкогольные бунты, будут громить винные магазины. На самом же деле народ воспринял это постановление как большой национальный праздник. И при опросе населения 84% высказались за то, чтобы сухой закон оставить не на время войны, как писалось в Указе, а на вечные времена.

Депутаты Госдумы от крестьян обратились к царю со специальной просьбой. Они писали: «Сказка о трезвости — этом преддверии земного рая стала на Руси правдой. Понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, повысилась производительность труда, явился достаток. Несмотря на пережитые потрясения (мобилизация и война), деревня сохранила и хозяйственную устойчивость и бодрое настроение. Да будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запретом. Не полумеры нужны для этого, а одна решительная бесповоротная мера. Изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе на вечные времена».

Об этом сухом законе английский общественный деятель Ллойд Джордж сказал: «Это самый величественный акт национального героизма, который я только знаю».

Выдающийся русский врач, исследователь И. Н. Введенский в своей книге «Опыт принудительной трезвости» не без гордости за своё отечество назвал «самым величественный акт национального героизма». Он также всеми силами стремиться к тому, чтобы его значение не было в будущем подорвано компромиссами и уступками в великом деле борьбы с алкоголем.

В течение 1914-25 гг. душевое потребление алкоголя в стране приблизилось к нулю, составляя 0,1-0,2 литра. Этот закон оказал большое воспитательное и самое благотворное влияние на ум и нравственность людей. Несмотря на его отмену, душевое потребление в стране колебалось от 0,83 до 2,0 л и только в пятидесятых годах начался катастрофический рост душевого потребления алкоголя, выйдя в восьмидесятых годах на первое место в мире.

Введённый в 1914 году «сухой закон» принёс полное отрезвление нашему народу, которое после Октябрьской революции продолжалось до 1925 года. В год отмены сухого закона душевое потребление спирта у нас составляло 0,83 литра, в то время как в Германии — 2,74, Англии — 6,17, Италии — 13,77, Франции — 17,99.

Источник информации:

Энциклопедия «Основные термины и понятия, применяемые в антинаркотической воспитательно-профилактической работе с подростками и молодёжью»

Введенский И. Н. «Опыт принудительной трезвости». Московское Столичное Попечительство о Народной Трезвости, 1915 г.

Опубліковано: Листопад 2006 р.