Официальный сайт движения

Пить или не пить? Советы швейцарского учёного Огюста Фореля

Огюст Форель — один из первых учёных, сформулировавших в тезисах наиболее волнующие общество вопросы относительно потребления алкоголя.

Клиника «Бургхёльцли» сохранилась до наших дней. Она и теперь относится к Цюрихскому университету

Купюра номиналом 1000 швейцарских франков 1976–1979 годов выпуска, на которой изображён Огюст Форель. Выведена из обращения 1 мая 2000 года

...Иногда приходится встречать цитаты средневекового учёного и врача Авиценны (980–1037), который допускал употребление вина взрослыми людьми в лечебных целях. Немного более у нас известны строки Омара Хайяма (1048–1131), прославляющие винопитие.

При этом почему-то почти совсем забыт швейцарский учёный Огюст Анри Форель (1848–1931), который жил и творил ровно на восемь столетий позже персидского философа и астронома, а значит — опирался на куда более точные научные данные.

В возрасте 31 года Огюст Форель стал профессором психиатрии в Цюрихском университете и директором психиатрической клиники «Бургхёльцли». Постепенно формировались его жизненные убеждения. Во-первых, Форель решительно выступал за равноправие женщин и мужчин. В 1871 году Огюст увидел, какие беды и разрушения приносит война. С тех пор он стал активным участником международного движения сторонников мира. C 1887 года Форель поддерживал борьбу за закрытие публичных домов в Цюрихе. Через десять лет, после всеобщего голосования по этому вопросу, они были закрыты.

Огюст Форель, кстати, так же решительно выступал против межнациональной розни. Уже в 1920 году он писал: «Я осуждаю проявление любой национальной, конфессиональной и политической ограниченности, в том числе и антисемитизм как антисоциальное, антиэтическое и антиинтернациональное явление».

Но самое замечательное (и замечаемое потомками) своё убеждение Огюст обрёл после семи лет не самой, мягко говоря, успешной работы на посту руководителя уже упомянутой лечебницы (1879–1898). Об этом он написал сам в 1886 году:

Раньше я пил умеренно, за исключением нескольких попоек в юности... Будучи директором клиники «Бургхёльцли» в Цюрихе, я должен был лечить пьяниц. Один из них (Людвиг), кого я считал неизлечимым, был вылечен в клинике «St. Chrischona» в Базеле благодаря режиму трезвости. Это была первая заслуженная мною пощёчина, тем не менее, я продолжал пить пиво и вино.

И вот осенью 1885 года ко мне прибыл мой тесть Фриц Штейнхайль. Весной он доставил мне сапожника Якоба Босхардта, который делал обувь по форме ноги, а не наоборот. Я предложил ему бокал вина, но он отказался. Он был трезвенником. Я спросил его, может ли он моих пьяниц из клиники «Бургхёльцли» принимать в свой союз «Синий крест»¹. «Конечно!» — был его ответ. И с тех пор видел я излеченных пьяниц, но сам продолжал пить с нечистой совестью.

В 1886 году Босхардт прибыл ко мне по поводу ещё одного пьяницы. «Почему я не могу справиться с этой обязанностью, излечивать пьяниц, в то время как вы это делаете?» — спросил я его. «Очень просто, — ответил мне Босхардт, — я трезвенник, а вы нет». «Ну что ж, — сказал я ему, — вот вам моя рука: с сегодняшнего дня я становлюсь трезвенником». Так в 1886 году я стал трезвенником и остаюсь им до сегодняшнего дня, до 1928 года.

И учёный сдержал своё слово. Он посвятил изучению вопросов трезвости и алкоголизации достаточно много времени, чтобы сформулировать в тезисах ответы на вопросы относительно потребления алкоголя, наиболее волнующие общество.

Тезисы Огюста Фореля

  1. Каждый алкогольный напиток, в том числе перебродивший, как, например, вино, пиво или фруктовое вино, является ядом.
  2. Эти яды убивают более 1/10 мужчин Швейцарии старше 20 лет, обеспечивают примерно 30% пациентов наших психиатрических больниц, влияют на 75% преступлений против личности, оглупляют народ и делают его грубым, тормозят и замедляют духовную работу, понижают моральный уровень и стоят огромных сумм денег, не принося никакой пользы. В действительности Швейцария ввозит больше алкогольных напитков, чем она таковых вывозит. Следовательно, деньги, зарабатываемые производителями и торговцами спиртными напитками, изымаются из карманов других швейцарцев и у всей нашей страны. Итак, вся энергия, вся рабочая сила, которая применяется в этой индустрии, служит только отравлению нашего народа...
  3. Так называемые «умеренно» пьющие не укрепляют себя, не питают себя и ничего не получают при этом. Они теряют в среднем около 6 лет своей жизни... и страдают от заболеваний наполовину чаще, чем трезвенники.
  4. Треть индийской армии составляют трезвенники. Эта треть поставляет в двенадцать раз меньше правонарушений (при равном числе солдат 73 против 869), и на неё приходится наполовину меньше дней заболеваний, чем в других двух нетрезвеннических третях этой армии.
  5. Каждый, кто пьёт алкоголь умеренно, соблазняет (бессознательно) часть своих более слабых сограждан делать то же самое. Тем самым он делает себя совиновным в алкоголизации народа и упомянутых в пункте №2 бедствиях, так как большинство никогда не может остановиться на уровне умеренного пития.
  6. Трезвенник получает гораздо больше удовольствий, чем теряет таковых, ибо он становится более здоровым. Человек не в состоянии, наслаждаясь искусственно, не потерять при этом большого числа естественных наслаждений.
  7. Если трезвость будет получать всё большее и большее распространение, то её всеобщее введение не повредит никакому профессиональному классу и никакому виду земледелия. Она приведёт к другому благодатному употреблению винограда и фруктов, вот и всё. Она увеличит богатство страны, чьи силы, здоровье и мораль больше не будут растрачиваться впустую и разрушаться алкоголем.
  8. Сама привычка к «умеренному» питию замедляет и тормозит любую духовную работу, увеличивает число ошибок, делает наше мышление более тривиальным и более поверхностным, уменьшает мускульную силу и безопасность при движении, тем самым уменьшает способность к любой физической и духовной работе... Алкоголь значительно меняет нервные клетки головного мозга!...
  9. Алкоголь портит зародышевые клетки пьющих мужчин и женщин, в результате их потомство более или менее вырождается...
  10. В качестве лекарства алкоголь, как правило, ни на что не годится... Только в качестве растворителя определённых медикаментов он полезен.
  11. Алкогольный вопрос вкратце может быть сведён к следующему. Если с помощью взмаха волшебной палочки устранить всех пьяниц страны, то через несколько лет они заместятся новыми. Действительно, каждый год умирает очень большое число пьяниц, но при этом их общее число не сокращается. Представим, напротив, что в той же самой стране все умеренно пьющие люди внезапно превратились в пожизненных трезвенников — через несколько лет там больше не будет появляться ни одного пьяницы. Тем самым умеренно пьющие образуют инкубаторные станции (Brutstaette) алкоголизма, а причина самого алкоголизма заключается в употреблении алкоголя, которое, будучи широко распространённым, незаметно приводит большую часть народа к злоупотреблению.
  12. Следовательно, единственное средство оздоровления заключается в ликвидации употребления всех перебродивших или испытавших перегонку напитков, а также торговли, которая способствует их производству.

Настолько убеждённых трезвенников, как Форель, сложно было встретить в тогдашней Европе, среди его современников. Даже в своей великой работе «Социальная жизнь муравьёв», которая сделала его всемирно известным экспертом по этим насекомым, он предупреждал всех, кто занимается изучением муравьёв, об опасности употребления алкоголя.

И напоследок приведём ещё одно высказывание Огюста Фореля:

Все те, кто призывает к умеренному потреблению алкоголя, опиума и т.д., — это не просто нечаянные соблазнители тех, кто борется с искушением, они также являются исключительным источником, если не сказать яичником, алкоголизма, а также всех наркотических интоксикантов, которые ведут к дегенерации человеческого мозга и нервной системы. Все опьянённые индивидуумы начинают с умеренного потребления наркотика и, таким образом, рекрутируются из рядов умеренно пьющих.

Когда в 1931 году Огюст Форель ушёл из жизни, на его надгробном памятнике изобразили муравья и написали по-латыни: «labor omnia vincit» — то есть «Труд побеждает всё» (слова древнеримского поэта Вергилия). А рядом появилась другая надпись: «Апостол антиалкоголизма».

¹ «Синий крест» — протестантская трезвенническая организация, существующая и поныне (примечание Владимира Михайловича Ловчева)

Источники информации:

Ловчев В.М. Август Форель: великий учёный и великий трезвенник.

Собриология. Наука об отрезвлении общества. / Под ред. проф. А.Н. Маюрова. — Н. Новгород: Гладкова О.В., 2011 — 503 с. C 189–192.

Опубликовано: 15 августа 2015 г.