Ви переглядаєте стару версію сайту (2006–2014). Перейти до нової версії

Поезія: алкогольні «традиції»

Новогоднее, или Отпразднуем мирно


Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она. (А.С. Пушкин)

Символы и ритуалы заполняют нашу жизнь. (Х. Фекьяер)


Да, праздник без шампанского возможен.
В литературе тезис сей изложен.
Но «надоело говорить и спорить»,
Победа в споре мало будет стоить,


Коль другу нанесёт она обиду,
Пускай и незначительную с виду.
Пусть празднует, как хочет милый друг
И как привык, проводит свой досуг.


Но если задал друг прямой вопрос,
Ответить постараюсь я всерьёз.
Да, алкоголь — и яд, и просто гадость,
Но верят многие, что он приносит радость.


На демонтаж опасных заблуждений
Нужна работа многих поколений.
Не будет, может, этих поколений,
Коль не избавимся от страшных заблуждений.


Но не для праздника такие рассужденья,
А потому — отбросим все сомненья.
И разногласия — в одну корзину с ними.
Пусть каждый с мненьями останется своими.


И свой себе оставит ритуал,
Что праздновать когда-то помогал.
Ведь лучше Пушкина не скажешь всё равно.
Не станет яблоком раздора пусть вино.


Оно и так — подгнивший виноград.
На этом я закончить буду рад.

Юрий Спиридонов (корреспондент газеты «Трезвая Украина») отвечает на вопросы читателей

Репортаж с поэтического фестиваля «Одна маленькая свеча»


На конкурсе «Маленькая свеча»
Поэты на жизнь угрюмо ворчат.
И алкоголь, строка за строкой,
В глотки героев льётся рекой.


Опасное, скажете вы, увлеченье...
Зато для поэта — простое решенье.
Пьяный — он вносит в стихи «оживляж», —
Судей и публику вводят им в раж.


Если ж к героям приходит любовь,
Они открывают шампанское вновь...
Старая рифма и старый приём,
Но в шахматах ход не стареет конём.


Правда, любовь опасна.
Особенно — если напрасна.
Тогда алкоголь без названья
Любовные глушит желанья.


А кроме вина есть ещё и табак.
О нём позабыть невозможно никак.
Во многом похож он на алкоголь,
И часто играет похожую роль.


И он «оживляет» повествование,
Автора тем исполняя желанье...
Смотрят поэты уверенно в даль —
Ждёт их ещё не один фестиваль.


Юрий Спиридонов, Киев, 27 октября 2014 г.

Непьющий воробей


Случилось это
Во время птичьего банкета:
Заметил дятел-тамада,
Когда бокалы гости поднимали,
Что у воробушка в бокале
Вода. Фруктовая вода!


Подняли гости шум, все возмущаться стали, —
«Штрафной» налили Воробью.
А он твердит своё:
— Не пью! Не пью! Не пью!


— Не поддержать друзей?
Уж я на что больная, —
Вопит Сова, — а всё же пью до дна я!
— Где ж это видано, не выпить за леса
И за родные небеса?! —
Со всех сторон несутся голоса.


Что делать? Воробей приклювил полбокала.
— Нет! Нет! — ему кричат. — Не выйдет! Мало! Мало!
Раз взялся пить, так пей уже до дна!
А ну, налить ему ещё бокал вина!


Наш скромный трезвенник
Недолго продержался —
Все разошлись,
Он под столом остался...


С тех пор прошло немало лет,
Но воробью нигде прохода нет,
И где бы он не появился,
Везде ему глядят и шепчут вслед:
— Ах, как он пьёт!
— Ах, как он разложился!
— Вы слышали? На днях опять напился!
— Вы знаете? Бросает он семью!
Напрасно Воробей кричит:
— Не пью-ю! Не пью-ю-ю!!


Иной, бывает, промахнётся
(Бедняга сам тому не рад!)
Исправится, за ум возьмётся,
Ни разу больше не споткнётся,
Живёт умней, скромней стократ.


Но если где одним хоть словом
Его коснётся разговор,
Есть люди, что ему готовы
Припомнить старое в укор:
Мол, точно вспомнить трудновато,
В каком году, каким числом...
Но где-то, кажется, когда-то
С ним что-то было под столом!..


Басня прозвучала на Еланчике в исполнении И.Н.Воробьёва
(опубликовано в газете «Соратник», №6(138) — июнь 2007 г.)

З Новим, тверезим роком!


Коли настане кілька днів підряд
по двадцять-тридцять градусів морозу,
прокинеться Вкраїна після свят
від свого алкогольного наркозу.


Не змірявши пропитий інтелект,
опущену мораль, що крок за кроком
холодить серце, глянь на цей проспект
і прочитай:
    «З Новим, Тверезим Роком!»


...Хтось скаже, що в непам'ятні віки
традиції питущості з'явились.
Що бари, і кафе, і кабаки
«з народної любові» появились.


Частина поневолених людей
загальною «культурою» розпусти
черговий раз садитиме дітей
за стіл, де все лунають тости густі.


Підліток, що не звик з малих років
пиятику в святкові дні вчиняти,
огидніше за жаб і хробаків
себе на святі буде почувати.


Звичайно, всім відомий компроміс:
«потроху», «неміцного», «півковточка»...
Але із ним в уста проникне біс!
Впаде бар'єр моральний. Син і дочка,


що вчились пить «культурно» від батьків,
до яду залучались крок за кроком,
не скоро доживуть до тих років,
що їм ніхто не скаже: «З Новим роком!»


Не скоро... Та поглянь на тих людей,
що пустощі з шампанським виробляють:
ні розумом, ні світлістю ідей,
ні щирістю душі вони не сяють.


Їх радість біля пляшки — показна!
Тости лунають — а на серці сумно.
Бо всі давно в полоні у вина:
якщо не вип'єш — зацькують бездумно.


Не скоро біс пияцтва полонить.
Принадну, підсолоджену отруту
спочатку не примусить тебе пить.
Скоріше звабить: «Бачиш, чи у скруту,


чи то у радість — всі, мовляв, це п'ють.
Мабуть, вони і щастя з того мають!»
Але ти запитати не забудь
у тих, що глузд й печінку пропивають,


коли, на котрім кроці їх життя
вони збагнули, що цей біс підступний
піймав їх на гачок. Їх в небуття
штовха й тягар, і вітерець попутний...


Чи є альтернатива небуттю?
Ні, шанси в алкоголіка мізерні.
А в тих, що вчать «культурному питтю»,
тенета шовкові. А біди — не химерні.


Таких людей багато на землі,
що пити вчать. І непогані ж люди!
З них кожен у дитинстві, у селі
і сам не знав, що й він таким же буде.


І сам не знав й не думав про своє
«призначення»... Тепер вже за порогом
розпланувавши, що і скільки п'є,
розмахує пляшками: «З Новим роком!»


...Із часом бізнесмени в ногу йдуть
горілчані: вони не зволікають!
І з кожним роком обсяги ростуть
отрути, що в склотарі випускають.


...Засіла у міських й сільських голів
безглузда ця, наївно-щира думка,
що свято, крім палких й врочистих слів
вже неможливе й без гіркого трунку.


...Поглянь: під час застілля повно тих,
що хочуть жить тверезо... А не можуть.
Бо інші — ті, хто поки що притих,
промиють мізки й кісточки обгложуть.


В народі пить — «традиція свята»!
(у темнім, неосвіченім народі).
Тверезість, що продовжує літа
для цих людей — удар по їх свободі.


Свободі пить. Труїтись... Шкутильгать
додому потихеньку після п'янки...
Свободі душу в чарку виливать,
а потім — всмоктувать її останки


з незграбного «вмістилища душі»,
що так звабливо чаркою зоветься.
Від слова «чари». Чаклуни чужі
ті чари нам несуть...


Але прорветься
це коло споконвічної журби,
гіркого плачу п'яного народу
й псування генофонду. Бо якби
тверезу кожний з нас пізнав свободу,


то вже давно залишив би вікам
традиції питущого народу.
Й розповідав — жінкам, чоловікам,
батькам і дітям про духовну вроду,


що виникає там, де душі є
цнотливі, чуйні, вільні від розпусти.
Цю силу духу біс не зацькує.
Така душа вина до вуст не пустить!


І хай хоч сто оголених «зірок»
із ящика кричать — нас ненароком
не звабить блуду, вин і горілок
підступний біс.
З Новим, Тверезим Роком!

Олександр Почекета

Для друку на аркуші А4:

Скачати в форматі JPG (зовнішній бік)

Скачати в форматі JPG (внутрішній бік)

С Новым Годом!


В час, когда праздник в души к нам проник,
кружит позёмка тихим хороводом,
когда вот-вот чудес настанет миг,
от всей души Вам скажем:

С НОВЫМ ГОДОМ !


Подарком, что приносит Дед Мороз,
пусть будет счастье и любовь большая...
Но вот беда — не радостен прогноз:
обычаям тлетворным потакая


кто в Новый год напьётся, как свинья,
под стол свалившись грузно, словно кляча;
кто выпьет лишь бокал-другой вина...
Однако можно праздновать иначе:


в свободе от химических химер
душой касаясь самого родного,
детишкам показав своим пример,
плясать и веселиться без спиртного!


«Ведь спирт — надёжный, знаем, консервант», —
патологоанатом скажет. То есть
не только сохраняет преперат, —
прав Лев Толстой, — парализует совесть.


Наркотик алкогольный навязать
нам рады поп-культуры порожденья...
Но счастлив тот, кто всё ж сумел познать
счастливой, трезвой жизни наслажденье:


здорово тело, трезв и бодр дух,
душа полна возвышенных стремлений...
Желаем впредь и Вам
забыть порочный круг
тех ритуальных самоотравлений!


Александр Почекета, Киев, 30 декабря 2007 г.

Басня «Что лучше»


Кабан и Соловей справляли именины.
Собрался праздновать лесной народ;
Кто к Соловью летит,
Кто к Кабану идёт.


У Соловья — стол, празднично накрыто,
Водица ключевая и соки разные стоят.
У Кабана с верхом наполнено корыто,
Вино и водка выстроились в ряд.


У Соловья присели гости отведать угощенье,
Полились тосты, здравицы и поздравленья.
И Кабана друзья все дружно поздравляют —
По первой, по второй, по третьей наливают.


В разгаре тут и там пирушка,
Развеселились за столом зверушки.


У Соловья:
Сороки бойкие трещат частушки;
Стихи читает звонким голосом Кукушка;
Щебечут ласточки о дальних перелётах;
Толкуют дятлы о лесных заботах;
Дрозды поют квартетом с переливом;
Скворец романс выводит голосом красивым;
Подарки дарят, произносят тосты.
И всем в компании такой легко и просто.


У Кабана уже совсем другие «песни»:
Двум Свинкам за столом вдруг стало тесно.
Сидеть теперь не могут рядом —
Поссорились из-за нарядов;
Медведь ел мёд и запивал холодным пивом,
Пока в башке совсем не «забродило».
Кричит: «Всех задеру! Скручу в бараний рог!»
Хоть слабый алкоголь, но жалобный итог.
Лиса Медведю подрожала,
Шампанское глоточками лизала,
И долизалась до бесстыдства —
Хвост потеряла, нечем и прикрыться.
Трёх рюмок водки Зайчику хватило,
Чтобы напиться
И к Волку в логово ввалиться...
Не знаем, что бедняге там сказали,
Но с той поры в лесу Зайчишку не видали.
Такое невесёлое веселье,
А завтра всех их ждёт похмелье.


Сравни, друг мой, два праздника в лесу дремучем.
И сам реши: Быть пьяным или трезвым лучше?


Т.А. Козаченко,
г. Ясиноватая, Донецкая область.
09.02.08

Умирал человек


Умирал человек —
Не от старости, кстати,
Не в санбате,
А просто в домашней кровати.


Не от злого луча,
Не от грозного вируса,
Что случайно из плена стеклянного
Вырвался.


Умирал человек,
За здоровье которого
По традиции пили,
Умело и здорово.


И не пить бы ему —
Что поделаешь — мода!
Пил старательно он
В счёт грядущего года.


Удивлялись друзья:
Вот здоровье воловье!
Умирал он, пропив,
Как зарплату, здоровье.


...А за окнами
Гомон скворцов восхищённых...
Нет, не будет
Муаровых лент на знамёнах.


Лил перцовку закат
На панель подоконника.
Шли за гробом друзья,
Осуждая покойника:


Человека, мол, жалко,
Но пил он не в меру.
А ему бы по праздникам только,
К примеру.


Шли за гробом коллеги
Со скорбными лицами.
И в коллегах тех не было
Сходства с убийцами...


Иван Радченко,
брошюра «Факты» (в помощь члену клуба «Оптималист») — Абакан, 1990 г.

Приверженцам «культуры» пития


Это кто на лавочке допоздна сидит?
Это кто под окнами громко говорит,
Оставляя поутру окурки и плевки,
Разбитые бутылки и горы шелухи?
Кто нужду справляет в близлежащие кусты?
Чьи пустые разговоры матами густы?
Кто не удовлетворяется порцией одной
Кто потом нуждается в дополнительной?


Не-е-ет, это не алкаш опухший,
Это ты — «культурно» пьющий!


Это кто виновник смерти в ДТП?
Кто тиран и деспот в собственной семье?
Кто табачным дымом окуривает всех?
У кого трезвость вызывает смех?
Кто под магазином пьёт пиво из горла?
Бутылками пустыми чья резвится детвора?
Кто на улице и дома их приучает пить
И будучи нетрезв их учит как им жить?


Не-е-ет, это не алкаш опухший,
Это ты — «культурно» пьющий!


Кто в пьяной драке закончил жизнь свою?
Кто, накатив, уснул с папиросою?
При этом сжёг квартиру или дом
Из-за небрежного обращения с огнем?
Кто под шафе был, искупался и утоп?
Кто, будучи врачём, сам пьёт?
Кто знает меру затмения ума
И у кого для пития всегда полна сума?


Не-е-ет, это не алкаш опухший,
Это ты — «культурно» пьющий!


Ты, ухмыляющийся сим строкам,
Побеждённый не одним пороком,
Употребляющий за «здравие» и «дам»,
Старик на вид, но не по годам,
Пародия на настоящего мужчину,
Приближающий свою кончину,
Мечтающий о выпивке всегда,
И раздражённый, коль доза далека.


Не-е-ет, это не алкаш опухший,
Это ты — «культурно» пьющий!

Trudogolik

Если ты в стакан налил...


Если ты в стакан налил
Уксус, жидкость тормозную,
И потом употребил
Эту смесь крутую,
Про тебя все скажут:
— Ну ты и больной!
Пальцем у виска покажут:
— Не дружишь с головой!


Но ежели ты выпил
Не этот яд — другой,
Алкоголь, что в магазине
Всегда есть под рукой,
То язык не повернётся
Дураком тебя назвать.
Из всех уст произнесётся:
— Молодчина, так держать!


Отсюда вывод: «И яд пить можно!
Не всякий правда, а лишь тот,
Что ядом большинством не признан».
Яд, который большинство и пьёт.
Хоть мнение сие и ложно,
И доказательств — пруд пруди,
Но правде пробиваться сложно
Сквозь полные отравы лбы.

Trudogolik